Способы защиты кредитора и должника по мировому соглашению

05 июня 2020 Автор: А. Я. Берлин Категория: Процессуальное право

Представленные материалы мониторинга правоприменительной практики посвящены исследованию средств правовой защиты, доступных сторонам мирового соглашения в случае его неисполнения. Отмечается широкое распространение института изменения порядка и способа исполнения судебного акта при ограничении исковой формы защиты. Сложившийся подход не соответствует назначению искового производства как универсальной формы разрешения спора о праве гражданском, однако обусловлен пробелами процессуального регулирования, необходимость устранения которых обоснована современной доктриной гражданского процесса.

 

 

  • Введение

Цель проведения мониторинга:

Выявление и анализ правовых проблем, возникающих при предоставлении судебной защиты интересам сторон мирового соглашения в связи с его неисполнением, в контексте следующих процессуальных форм:

  • изменение порядка и способа исполнения судебного акта;
  • оспаривание определения об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу;
  • прекращение исполнительного производства;
  • взыскание убытков в исковом производстве.

Исследование направлено на выявление тенденций, формирующихся в правоприменительной практике, несогласованности, противоречий в контексте поставленного вопроса.

Нормативно-правовые акты, их положения, по которым проводился мониторинг:

  • статья 324 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ);
  • статья 178 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) в свете правовой позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.09.2015 № 309-ЭС15-3840;
  • статья 43 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;
  • статья 15 ГК РФ.

Методика проведения мониторинга:

Объектом исследования являются правоприменительные акты по вопросам, обозначенным в цели исследования, принятые Верховным Судом РФ и арбитражными судами на всей территории России за последние 10 лет.

Выбор указанных судебных органов обусловлен: широкой доступностью и репрезентативностью выборки принимаемых ими судебных актов в системе «Картотека арбитражных дел» и справочно-правовых системах; существованием в системе арбитражных судов правовых позиций ВАС РФ, оказывающих воздействие на практику по поставленным вопросам.

Период исследования обусловлен возможностью выявления тенденций в правоприменительной практике в длительной динамике (изменение позиции судов со временем или, напротив, ее стабильность), а также оценить воздействие на судебную практику принятых в 2013-2014 гг. правовых позиций ВАС РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 № 9884/13; постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50).

Для сбора материалов судебной практики использовалась СПС «КонсультантПлюс» (раздел «Судебная практика»). Поиск осуществлялся по ключевым словам «мировое соглашение» и производным терминам в контексте анализируемых нормативно-правовых актов.

По предварительной оценке, объем доступной судебной практики исходя из заданных параметров превышает 1,5 тыс. единиц. Для целей исследования эксперт отобрал 52 судебных акта. Критерием отбора служило наличие в мотивировочной части правовой позиции, носящей полемический характер в контексте поставленных вопросов; отражение в судебном акте той или иной тенденции, складывающейся в правоприменительной практике. Не включались в анализ судебные акты, механически повторяющие уже устоявшиеся в практике позиции и выражения, а также не содержащие обоснования принятой судом позиции по спорному вопросу.

Постановка проблемы:

Заключая мировое соглашение, стороны стремятся к окончательному урегулированию возникшего между ними спора на согласованных компромиссных условиях. Утверждение мирового соглашения судом влечет прекращение производства по делу с запретом повторного предъявления тождественного иска. Принудительное исполнение условий мирового соглашения по общему правилу обеспечивается посредством выдачи на него исполнительного листа.

Однако принудительная реализация выраженного в мировом соглашении компромисса далеко не всегда фактически достижима. Ситуация неисполнимости утвержденного судом соглашения может сложиться по различным причинам:

  • отсутствие процессуального механизма принудительного исполнения условий соглашения (например, о продолжении сотрудничества сторон, заключении новых сделок в будущем и т. п.);
  • отсутствие у должника подлежащих передаче вещей;
  • неисполнение должником обязанности выполнить работы или оказать услуги, если косвенные средства принуждения оказываются нерезультативны.

Кроме того, длительное неисполнение должником мирового соглашения само по себе может повлечь утрату интереса кредитора к получению оговоренного в нем исполнения.

Гражданское законодательство предоставляет кредитору различные способы защиты на случай неисполнения должником договорного обязательства, помимо понуждения к исполнению в натуре: взыскание убытков (ст. 393 ГК РФ); заключение заменяющей сделки за счет должника (ст. 397 ГК РФ); расторжение договора при существенном его нарушении другой стороной (пп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Однако если применительно к общегражданским сделкам эти способы защиты реализуются в исковой форме, возможность их применения к мировому соглашению ограничена его процессуальной природой.

Так, в современной судебной практике господствует позиция о том, что мировое соглашение должно соответствовать требованиям, предъявляемым к судебным актам[1]. Не допускается оспаривание соглашения в исковой форме отдельно от судебного акта, коим оно утверждено[2].

При этом возможность расторжения мирового соглашения в связи с его существенным нарушением и последующий возврат в первоначальный спор предусмотрены только для соглашений, заключаемых в процедурах банкротства[3]. Иные специальные процессуальные формы для защиты интересов кредитора по мировому соглашению в действующем законодательстве отсутствуют.

Эти пробелы в регулировании побуждают кредиторов облекать свои требования в связи с неисполнением мировых соглашений в иные процессуальные формы. В настоящем исследовании мы рассмотрим практику рассмотрения судами следующих категорий дел: (i) об изменении порядка и способа исполнения мирового соглашения (ст. 324 АПК) или прекращении исполнительного производства по мировому соглашению; (ii) об оспаривании определения об утверждении мирового соглашения по мотивам, связанным с неисполнением установленных им обязательств; (iii) о защите интересов из мирового соглашения в исковом порядке.

  • Изменение порядка и способа исполнения мирового соглашения

Согласно ч. 1 ст. 324 АПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд вправе отсрочить или рассрочить его исполнение либо изменить порядок и способ исполнения судебного акта.

В настоящее время сложилась обширная, но при этом весьма противоречивая практика применения этих положений к мировому соглашению. Обращаясь с заявлениями в порядке ст. 324 АПК РФ, должники, как правило, пытаются добиться изменения сроков исполнения обязательств, а кредиторы — изменить или заменить предмет исполнения (трансформация исполнения в натуре в денежное обязательство, возложение на должника расходов по заменяющей сделке и т. п.)

  • Недопустимость изменения мирового соглашения в порядке ст. 324 АПК РФ

В 2009-2012 гг. судебная практика преимущественно исходила из принципиальной недопустимости применения ст. 324 АПК РФ к мировым соглашениям. Указанный вывод обосновывается тем, что мировое соглашение является сделкой, изменение которой в одностороннем порядке гражданским законодательством не допускается.

Поясняя эту позицию, Арбитражный суд Центрального округа отмечает, что «одностороннее изменение предмета мирового соглашения в нарушение волеизъявления другой стороны недопустимо, поскольку при утверждении мирового соглашения во внимание принималась взаимная договоренность должника и взыскателя… Факт длительного добровольного неисполнения мирового соглашения не может являться основанием для изменения способа и порядка его исполнения, а лишь служит основанием для обращения в суд с заявлением о выдаче исполнительного документа на его принудительное исполнение (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.06.2016 № Ф10-2140/2016 по делу № А14-12556/2013).

В некоторых судебных актах также подчеркивается, что «последующее осуществление судом любого из действий, указанных в статье 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, следует расценивать как изменение условий гражданско-правового договора (мирового соглашения), что в силу статей 1 и 421 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо при отсутствии соответствующего иска» (постановление ФАС Уральского округа от 23.01.2013 по делу № А76-41503/2009 и др.)

Указанный подход основан на восприятии мирового соглашения как гражданско-правовой сделки. Однако в некоторых случаях суды приходят к аналогичному выводу о недопустимости применения ст. 324 АПК РФ, исходя из концепции мирового соглашения как судебного акта; в таком случае его изменение в порядке ст. 324 АПК РФ фактически приведет к принятию другого акта с иным предметом (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.10.2015 № Ф08-7255/2015 по делу № А32-51913/2009).

Таким образом, позиция судов о невозможности вмешательства в содержание мирового соглашения в процессуальной форме ст. 324 АПК РФ основана на представлении о мировом соглашении как о гражданско-правовой сделке. Такая сделка, будучи совершенной, связывает обе стороны и не может быть изменена в одностороннем порядке (ст. ст. 1, 421 ГК РФ).

Указанный подход сложился в судебной практике преимущественно в первой части анализируемого периода — 2010-2012 гг. (постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2010 по делу № А23-411/09Г-15-34; Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2009 по делу № А14-4089/2007152/30и; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2010 № 18АП-1455/2010 по делу № А47-7514/2008; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2011 № 18АП-6129/2011 по делу № А34-4349/2010; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2011 № 18АП-7828/2011 по делу № А47-2162/2009; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2014 № 18АП-6148/2014 по делу № А76-36443/2009; Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2014 № 15АП-13220/2014 по делу № А32-25755/2012; ФАС Поволжского округа от 16.02.2011 по делу № А55-19491/06; ФАС Поволжского округа от 20.09.2012 по делу № А06-4853/2011; ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2011 по делу № А29-933/2011; ФАС Уральского округа от 28.11.2011 № Ф09-7235/11 по делу № А76-21338/05).

Подобный взгляд на мировое соглашение сам по себе верен и соответствует сложившемуся в науке и современной практике подходу[4]. Однако если для обычных сделок сторонам доступна исковая форма защиты основанных на них интересов (в т. ч. иски об изменении и расторжении договора, взыскании убытков и проч.), использование ее для мирового соглашения затруднительно:

  • оспаривание мировых соглашений в исковом порядке не допускается;
  • специальная процессуальная форма расторжения мирового соглашения существует только для дел о банкротстве;
  • разрешение судом самостоятельного иска, например, о взыскании убытков, причиненных неисполнением соглашения, при отсутствии в действующем законодательстве эффективных механизмов лишения ранее состоявшегося судебного акта исполнительной силы может привести к коллизии между этим судебным актом и первоначальным мировым соглашением[5].

Таким образом, последовательное проведение в жизнь рассмотренной позиции судов делает невозможной эффективную защиту интересов кредиторов, когда исполнение обязательств по мировому соглашению в натуре оказывается невозможным.

Следует отметить, что распространенность указанной позиции в практике существенно снизилась с появлением опровергающего ее постановления Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 № 998/13 (см. об этом далее). 

  • Удовлетворение заявлений об изменении мирового соглашения в порядке отсрочки/рассрочки, изменения способа и порядка исполнения судебного акта

В судебной практике выявлено значительное число дел, по которым суды удовлетворили заявления об изменении содержания мирового соглашения в порядке ст. 324 АПК РФ. Практика эта в основном базируется на правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 26.11.2013 № 998/13. Президиум пришел к выводу, что коль скоро мировое соглашение утверждается судебным актом, а процессуальное законодательство не запрещает предоставлять по нему отсрочку или рассрочку исполнения, принципиальные препятствия для применения ст. 324 АПК РФ к мировым соглашениям отсутствуют. При этом Суд указал на особые критерии допустимости отсрочки исполнения мировых соглашений: она может быть предоставлена судом в исключительных случаях, если ответчик докажет, что уже после утверждения мирового соглашения возникли обстоятельства, объективно затрудняющие исполнение судебного акта, или что такая отсрочка способствует устранению обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта.

В дальнейшем эта позиция получила закрепление в п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе».

Оценивая возможность предоставления отсрочки/рассрочки мирового соглашения, суды оценивают, как именно это обеспечит реальную возможность исполнения соглашения в полном объеме. При наличии таких доказательств суд может предоставить существенную рассрочку. Так, в постановлении ФАС Уральского округа от 29.11.2012 № Ф09-7235/11 по делу № А76-21338/2005 должнику предоставлена 10-летняя рассрочка исполнения обязательства по поставке продукции в Росрезерв; аргумент кредитора о нарушении баланса интересов сторон был отвергнут. Суд принял во внимание доказательства возможности производства необходимого количества продукции по предложенному графику рассрочки. К таким доказательствам могут относиться: сведения о составе активов должника, финансовая отчетность, производственный план и т. п.

Позиция ВАС РФ о допустимости применения ст. 324 АПК РФ к мировым соглашениям по своей точной формулировке затрагивает только вопросы отсрочки/рассрочки исполнения мирового соглашения и не касается изменения порядка и способа его исполнения. Практика, однако, истолковала ее расширительно; за исследованный период выявлено значительное количество судебных актов, содержащих решения об изменении содержания мирового соглашения в порядке ст. 324 АПК РФ: обязательства должника поставить товар, выполнить работы или оказать услуги заменяются на взыскание с него стоимости соответствующего товара или расходов кредитора на заключение заменяющей сделки (постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.03.2015 № Ф01-281/2015 по делу № А29-9849/2011; ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.11.2010 по делу № А33-258/2000; Арбитражного суда Поволжского округа от 08.06.2017 № Ф06-21451/2017 по делу № А12-30630/2015; Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.03.2015 № Ф01-281/2015 по делу № А29-9849/2011; Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.04.2017 № Ф07-2831/2017 по делу № А52-938/2015; ФАС Северо-Западного округа от 09.06.2014 № Ф07-2257/2014 по делу № А26-3572/2011; Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2017 № 15АП-20421/2016 по делу № А53-29684/2015; Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2016 № 15АП-10144/2016 по делу № А01-1769/2014; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2015 № 18АП-12683/2015 по делу № А76-21682/2014; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2015 № 18АП-13494/2015 по делу № А07-2381/2012; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2013 № 18АП-11638/2013 по делу № А07-3015/2012; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2013 № 18АП-4047/2013 по делу № А07-4474/2011; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2012 № 18АП-9488/2012 по делу № А07-17308/2011; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2012 № 18АП-9488/2012 по делу № А07-17308/2011; Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 по делу № А48-3639/2011; Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2012 по делу № А54-2420/2010).

Требующие такой замены кредиторы по существу заявляют требование о возмещении убытков, предусмотренное ст. 387 ГК РФ. При их рассмотрении суды исследуют доказательства, подтверждающие стоимость заменяющего товара (работы, услуги), в т. ч. заключение судебной экспертизы. Тем самым в форму ст. 324 АПК РФ облекается новый спор, который обычно субстанцируется иском об убытках, однако соответствующие возражения должников суды отклоняют.

В отдельных случаях в процессуальную форму ст. 324 АПК РФ оказываются облеченными и другие иски. Например, в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2010 № 15АП-6442/2010 по делу № А53-5099/2009 рассматривалось мировое соглашение, денежные обязательства по которому обеспечивались залогом имущества должника. По заявлению кредитора в порядке ст. 324 АПК РФ суд обратил взыскание на предмет залога. Следует отметить, что такое решение противоречит правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 13.12.2005 № 8979/05, согласно которой обращение взыскания на предмет залога является    самостоятельным    способом    защиты нарушенного права, реализация которого должна осуществляться в порядке искового производства.

Также изменение порядка и способа исполнения мирового соглашения в виде перехода от исполнения обязательства в натуре к денежному взысканию допускается судами, если альтернативный характер обязательства предусмотрен самим соглашением (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.05.2012 № 18-В12-31).

Таким образом, применяющие ст. 324 АПК РФ суды избегают квалификации заявляемых кредиторами требований в соответствии с гражданским законодательством и даже прямо утверждают, что рассматриваемые требования не составляют нового спора. Однако фактически в эту процессуальную форму оказываются облечены самостоятельные иски: о возмещении убытков, причиненных неисполнением соглашения; об обращении взыскании на предмет залога; об изменении договора. Суды определяют предмет доказывания, аналогичный соответствующим искам (нарушение договора, размер убытков, причинная связь). Проводится состязательный процесс с представлением сторонами доказательств по указанному предмету, включая назначение судебных экспертиз.

При этом процессуальная форма ст. 324 АПК РФ для рассмотрения самостоятельных исков не предназначена: она не предполагает проведения самостоятельного процесса; не позволяет поставить вопрос об исковой давности; заканчивается итоговым судебным актом в форме определения, а не решения.

В некоторых случаях суды отказывают в удовлетворении заявлений об изменении порядка и способа мирового соглашения, но не в связи с принципиальной их недопустимостью, а по мотивам, связанным с преждевременностью обращения кредитора за заменой исполнения. При этом могут учитываться следующие обстоятельства:

  • частичное исполнение должником первоначального обязательства при непредставлении кредитором исполнительного листа в службу судебных приставов (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08.06.2017 № Ф06-21451/2017 по делу № А12-30630/2015);
  • наличие доказательств невозможности исполнения первоначального обязательства (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2014 № 17АП-8792/2014-ГК по делу № А60-50584/2012);
  • наличие доказательств стоимости заменяющей сделки для кредитора (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015 № 19АП-5419/2015 по делу № А48-3388/2007-3).
  • Прекращение мирового соглашения: альтернативы процедуре расторжения

Для мировых соглашений, заключаемых не в процедурах банкротства, отсутствует процессуальная форма расторжения с возвратом в первоначальный спор. Однако кредиторы периодически пытаются преодолеть действие не исполняемого контрагентом мирового соглашения через процедуру оспаривания судебного акта, которым утверждено соглашение[6].

В определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.09.2015 № 309-ЭС15-3840 сформулирована позиция о том, что неисполнение стороной мирового соглашения заверений о продолжении совместного сотрудничества сторон, из которых стороны исходили при заключении соглашения, является основанием для оспаривания соглашения по мотиву существенного заблуждения другой стороны при его совершении (ст. 178 ГК РФ). Таким образом, по существу Судебная коллегия посчитала рассматриваемые заверения частью мирового соглашения, а их нарушение — основанием для уничтожения сделки судом и возврата в первоначальный спор.[7]

Исходя из указанной позиции Судебной коллегии Верховного Суда РФ, кредиторы по ряду дел предприняли попытки аннулировать не исполненные должниками мировые соглашения, ссылаясь на введение в заблуждение относительно их исполнимости и прося пересмотреть определения об их утверждении по вновь открывшимся обстоятельствам. Правоприменительные решения по этим делам противоречивы. В одних случаях суды отказывали в признании соответствующих обстоятельств извинительным заблуждением, указывая, что неисполнение мирового соглашения должником само по себе такого заблуждения не образует (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.07.2016 № Ф07-5027/2016 по делу № А05-6181/2015). По другим делам с аналогичным составом фактических обстоятельств (мировое соглашение надлежащим образом не исполнено, истец ссылается на заблуждение относительно исполнимости) суды требования о пересмотре дела удовлетворяли, признавая наличие на стороне кредитора извинительного заблуждения (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2015 № 04АП-1057/2009 по делу № А19-13228/2008).

Добиться эффекта расторжения мирового соглашения в некоторых случаях стремятся и должники, например, в ситуации, когда выполнение работ по соглашению оказывается невозможным в связи с неоказанием заказчиком необходимого содействия (п. 2 ст. 719 ГК РФ). Реализация предусмотренного гражданским законодательством права на отказ от договора в таком случае также оказывается не обеспечена процессуальной формой. В частности, суды отказывают в прекращении исполнительного производства по мировому соглашению на основании ст. 43 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», указывая, что материальные основания к расторжению договора не составляют утраты возможности исполнения по смыслу процессуального законодательства (постановление ФАС Поволжского округа от 17.01.2013 по делу № А55-19491/06).

Таким образом, отсутствие в процессуальном законодательстве возможности расторжения мирового соглашения в связи с его неисполнением вынуждает участников оборота и суды искать альтернативные способы прекращения его действия: оспаривание в связи с «заблуждением», ходатайство о прекращении исполнительного производства. Между тем, подобное использование этих институтов не отвечает их природе.

Так, заблуждение стороны относительно «исполнимости» сделки в оговоренные сроки не может являться основанием для ее оспаривания по ст. 178 ГК РФ. Как отмечается в литературе, извинительным по смыслу ст. 178 ГК РФ признается лишь заблуждение в обстоятельствах, существующих на момент совершения сделки, а не просчет относительно будущих обстоятельств  (таких как исполнение обязательств контрагентом в будущем)[8].

Прекращение же исполнительного производства допускается законом лишь в связи с утратой «объективной возможности» исполнения искомого обязательства, т. е. при прекращении обязательства невозможностью исполнения[9]. Прекращение действия мирового соглашения в связи с его неисполнением любой из сторон в данной процедуре производиться не может.

  • Защита интересов, основанных на мировом соглашении, в исковом порядке

В некоторых случаях кредиторы по мировым соглашениям предпринимают попытки взыскать убытки, причиненные их неисполнением, в исковом порядке. В связи с этим существуют противоречивые решения относительно порядка исчисления давности по таким искам и определения причинной связи между действиями ответчика и убытками.

Так, существует подход, согласно которому наличие действующего мирового соглашения исключает возложение на должника оплаты заменяющей сделки кредитора, а исковая давность должна исчисляться с момента истечения срока на выполнение обязательств по мировому соглашению, а не с момента оплаты истцом заменяющей сделки (определение судьи Верховного Суда РФ от 24.02.2016 № 307-ЭС15-19583 по делу № А56-625/2015).

В других случаях суды приходят к противоположному выводу: неисполнение должником мирового соглашения предоставляет кредитору право требовать оплаты заменяющей сделки; исковая давность по этому требованию начинает течь с момента ее выполнения, а не с момента нарушения обязательства должником (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21.03.2017 № Ф06-18544/2017).

В некоторых делах суды удовлетворили требования о взыскании убытков, составляющих суммы, которые отыскивались истцами в первоначальном процессе, прекращенным мировым соглашением. По мнению правоприменителей, утрата возможности реализации требования в связи с прекращением производства по делу и неисполнение должником мирового соглашения означает, что сумма первоначального требования приобретает для кредитора характер убытков, причиненных ему должником (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.01.2013 по делу № А74-2459/2012; 49.   постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2014 № 06АП-6625/2013 по делу № А16-1113/2013; постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2010 № 08АП-418/2010 по делу № А46-21650/2009).

Приведенный подход следует подвергнуть критике. Поскольку мировым соглашением производство по первоначальному иску прекращено с запретом предъявления тождественных требований, повторное притязание истца на ту же сумму может быть удовлетворено лишь при наличии нового для него основания. Соглашаясь с истцом, суд указал, что таким основанием является возникновение на данную сумму убытков от неисполнения мирового соглашения в форме упущенной выгоды. Однако между данным нарушением и отыскиваемыми убытками отсутствует причинная связь, ведь отказ от взыскания суммы в первоначальном процессе состоялся уже в момент утверждения мирового соглашения, а не его нарушения. Исполнение должником обязательств по соглашению никак не могло бы восстановить эту утраченную возможность.

Иные иски, направленные на защиту интересов из мирового соглашения судами, как правило, отклоняются. Отказ в судебной защите мотивируется окончательностью разрешения спора из соответствующего правоотношения мировым соглашением (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2016 № 15АП-9614/2016 по делу № А32-45410/2015; постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.09.2016 № Ф09-8844/16 по делу № А60-48368/2015) или необходимостью заявить требование в порядке ст. 324 АПК РФ (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015 № 09АП-14626/2015-ГК по делу № А40-165686/14).

  • Заключение

Хотя возможность предъявления самостоятельных исков из мировых соглашений в защиту интересов их сторон обусловлена гражданско-правовой, договорной природой мировых сделок, практическая реализация этих интересов в исковой форме вступает в конфликт со сложившимися в правоприменительной практике воззрениями на указанный институт как имеющий преимущественно процессуальную природу:

  • Иски о возмещении убытков, причиненных нарушением мирового соглашения, признаются недопустимыми как направленные на опровержение окончательного характера разрешения спора и противоречащие исполнительной силе судебного акта об утверждении мирового соглашения.
  • До 2013 г. судебная практика преимущественно исходила из недопустимости изменения содержания обязательств по мировому соглашению в процессуальной форме отсрочки, рассрочки или изменения порядка и способа исполнения судебного акта (ст. 324 АПК РФ), находя такое изменение противоречащим гражданско-правовому регулированию сделок. С закреплением на уровне Президиума ВАС РФ (2013 г.) и Пленума ВАС РФ (2014 г.) противоположной позиции в практике возобладало воззрение на мировое соглашение как на судебный акт, изменяемый по общим правилам процессуального, а не гражданского законодательства.
  • Практика выделяет следующие критерии допустимости изменения мирового соглашения по ст. 324 АПК РФ:
    • принятие мер по исполнению первоначального обязательства, включая обращение в службу судебных приставов;
    • невозможность исполнения первоначального обязательства в связи с отсутствием его предмета у должника и (или) исчерпанием эффективных мер государственного принуждения в отношении должника;
    • доказанность соразмерности отыскиваемого кредитором эквивалента первоначальному обязательству.
  • Недопустимость расторжения нарушенного мирового соглашения в порядке искового производства стимулирует участников оборота искать альтернативные способы прекращения его действия:
    • оспаривание мирового соглашения по мотиву существенного заблуждения в процессуальной форме пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам;
    • прекращение исполнительного производства в порядке ст. 43 ФЗ «Об исполнительном производстве»;
    • взыскание в форме убытков суммы, эквивалентной первоначальному требованию истца, производство по которому прекращено за утверждением мирового соглашения.

Представляется, что основной причиной возникновения вышеизложенных тенденций является отсутствие в процессуальном законодательстве эффективных механизмов для отражения динамики материального правоотношения, уже бывшего предметом судебного разбирательства. Так, мировое соглашение подлежит принудительному исполнению независимо от принятия судами решений по иным искам. Однако в силу п. 1 ст. 396 ГК РФ возмещение убытков в случае неисполнения обязательства освобождает должника от исполнения первоначального обязательства в натуре. Основания и процедура прекращения исполнительного производства по содержащему первоначальное обязательство мировому соглашению в таком случае законом не предусмотрены; действующие положения ст. 43 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не приспособлены для рассмотрения споров о прекращении или изменении опосредованного исполнительным документом притязания кредитора[10].

Аналогично не дает действующий закон ответа на то, как изменить содержание исполнительного документа о взыскании неустойки по мировому соглашению, если она была снижена в отдельном исковом процессе.

Разрешение выявленных в настоящем отчете коллизий возможно за счет введения на законодательном уровне новых процессуальных форм для рассмотрения связанных с исполнением мирового соглашения вопросов (в т. ч. развитие «второй стадии» гражданского процесса в ходе исполнения судебного акта[11], введение по аналогии с законодательством о банкротстве процедуры расторжения мирового соглашения) и (или) развития дифференциации законной силы судебных актов с допущением опровержения исполнительной силы определения об утверждении мирового соглашения в исковом порядке[12], в т. ч. посредством иска против принудительного исполнения.

Решение же вопроса о допустимости возврата сторон к первоначальному спору в связи с недостижением цели мирового соглашения требует дальнейшего догматического и политико-правового анализа.

Список проанализированных правоприменительных актов:

  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.06.2016 № Ф10-2140/2016 по делу № А14-12556/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.10.2015 № Ф08-7255/2015 по делу № А32-51913/2009;
  • Постановление ФАС Уральского округа от 09.04.2012 № Ф09-1277/12 по делу № А60-23874/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.02.2017 № Ф07-13778/2016 по делу № А13-460/2015;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.06.2016 по делу № А14-12556/2013;
  • Постановление ФАС Уральского округа от 23.01.2013 по делу № А76-41503/2009;
  • Постановление ФАС Уральского округа от 28.11.2011 № Ф09-7235/11 по делу № А76-21338/05;
  • Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.07.2011 по делу № А29-933/2011;
  • Постановление ФАС Поволжского округа от 20.09.2012 по делу № А06-4853/2011;
  • Постановление ФАС Поволжского округа от 16.02.2011 по делу № А55-19491/06;
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2014 № 15АП-13220/2014 по делу № А32-25755/2012;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2014 № 18АП-6148/2014 по делу № А76-36443/2009;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2011 № 18АП-7828/2011 по делу № А47-2162/2009;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2011 № 18АП-6129/2011 по делу № А34-4349/2010;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2010 № 18АП-1455/2010 по делу № А47-7514/2008;
  • Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2009 по делу № А14-4089/2007152/30и;
  • Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2010 по делу № А23-411/09Г-15-34;
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 № 9884/13;
  • Постановление ФАС Уральского округа от 29.11.2012 № Ф09-7235/11 по делу № А76-21338/2005;
  • Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.05.2012 № 18-В12-31;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.03.2015 № Ф01-281/2015 по делу № А29-9849/2011;
  • Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.11.2010 по делу № А33-258/2000;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08.06.2017 № Ф06-21451/2017 по делу № А12-30630/2015;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.03.2015 № Ф01-281/2015 по делу № А29-9849/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.04.2017 № Ф07-2831/2017 по делу № А52-938/2015;
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.06.2014 № Ф07-2257/2014 по делу № А26-3572/2011;
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2017 № 15АП-20421/2016 по делу № А53-29684/2015;
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2016 № 15АП-10144/2016 по делу № А01-1769/2014;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2015 № 18АП-12683/2015 по делу № А76-21682/2014;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2015 № 18АП-13494/2015 по делу № А07-2381/2012;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2013 № 18АП-11638/2013 по делу № А07-3015/2012;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2013 № 18АП-4047/2013 по делу № А07-4474/2011;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2012 № 18АП-9488/2012 по делу № А07-17308/2011;
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2012 № 18АП-9488/2012 по делу № А07-17308/2011;
  • Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 по делу № А48-3639/2011;
  • Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2012 по делу № А54-2420/2010;
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2010 № 15АП-6442/2010 по делу № А53-5099/2009;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08.06.2017 № Ф06-21451/2017 по делу № А12-30630/2015;
  • Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2014 № 17АП-8792/2014-ГК по делу № А60-50584/2012
  • Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015 № 19АП-5419/2015 по делу № А48-3388/2007-3;
  • Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.09.2015 № 309-ЭС15-3840;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.07.2016 № Ф07-5027/2016 по делу № А05-6181/2015;
  • Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2015 № 04АП-1057/2009 по делу № А19-13228/2008;
  • Постановление ФАС Поволжского округа от 17.01.2013 по делу № А55-19491/06;
  • Определение судьи Верховного Суда РФ от 24.02.2016 № 307-ЭС15-19583 по делу № А56-625/2015;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21.03.2017 № Ф06-18544/2017;
  • Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.01.2013 по делу № А74-2459/2012;
  • Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2014 № 06АП-6625/2013 по делу № А16-1113/2013;
  • Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2010 № 08АП-418/2010 по делу № А46-21650/2009.
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2016 № 15АП-9614/2016 по делу № А32-45410/2015;
  • Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015 № 09АП-14626/2015-ГК по делу № А40-165686/14;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.09.2016 № Ф09-8844/16 по делу № А60-48368/2015.

 

[1] Пункт 13 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе»

[2] Пункт 21 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе»

[3] Статья 164 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

[4] См. inter alia Васьковский, Е. В. Учебник гражданского процесса. М., 2016. С. 363; Советское гражданское процессуальное право / под ред. М. А. Гурвича. М., 1964. С. 189 (автор главы — М. А. Гурвич); Зинченко, А. И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве. Автореф… к.ю.н. Саратов, 1981. С. 8; Рожкова, М. А. Мировое соглашение в арбитражном суде: проблемы теории и практики. М., 2004. С. 31; Арбитражный процесс: учебник / отв. редактор В. В. Ярков. М., 2015. С. 293 (автор главы — М. Л. Скуратовский); п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № «О примирении сторон в арбитражном процессе».

[5] См. Володарский, Д. Ю. К вопросу о механизме защиты должника от неосновательного действия судебного акта // Вестник ВАС РФ. 2013 № 6. С. 116-117.

[6] Пункт 21 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № «О примирении сторон в арбитражном процессе»

[7] Подробно об определении ВС РФ № 309-ЭС15-3840 см.: Берлин, А. Я. Заключение мирового соглашения под влиянием существенного заблуждения: на базе определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.09.2015 № 309-ЭС15-3840 // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. № 12. С. 174-191.

[8] Байбак, В. В., Карапетов, А. Г. Анализ проблемных вопросов применения ст. 178 ГК РФ об оспаривании сделки в связи с существенным заблуждением // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. № 9. С. 74.

[9] Пункт 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»

[10] Володарский, Д. Б. Цит. соч. С. 116.

[11] Гальперин. М. Л. Будущее исполнительного производства: проблемы взаимодействия материального и процессуального права // Закон. 2012. № 4. С. 56-57.

[12] Шварц, М. З. К вопросу о пределах обязательности вступивших в законную силу судебных актов. Комментарий к постановлению Президиума ВАС РФ от 14.10.2008 № 7920/08 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 3. С. 97.

Прочитано 50 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Главная Юриспруденция Процессуальное право Способы защиты кредитора и должника по мировому соглашению