Охрана здоровья детей

08 мая 2020 Автор: Новиков А.А. Категория: Защита прав граждан

Предметом мониторинга стало изучение на основе обращения к судебным спорам проблем, возникающих в связи с правоприменением законодательства об охране здоровья детей. Судебная практика выработала общий подход к разрешению возникающих споров, которые связаны с нарушением детскими учреждениями правил противопожарной безопасности, антитеррористической защищенности, санитарно-эпидемиологического обеспечения и т. п. Изучение судебной практики выявило пробелы правового регулирования в отношении исполнения предписаний контролирующих органов, а также экономические проблемы, связанные с недостаточным финансированием детских учреждений. С точки зрения психологии и социологии молодежи внесены предложения по совершенствованию правового регулирования отношений по обеспечению здоровья детей и подростков.

При проведении межотраслевого мониторинга были выявлены и выборочно проанализированы судебные споры, при разрешении которых применялись нормы Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее - Закон об основах охраны здоровья граждан). В судебных делах, связанных охраной здоровья детей, наряду с Законом об основах охраны здоровья граждан суды активно применяли нормы других федеральных законов, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, преимущественно:

  1. Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации от 30.12.2001 № 195-ФЗ;
  2. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ;
  3. Федеральный закон от 06 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»;
  4. Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»;
  5. Федеральный закон от 21.12.1994 года № 69-ФЗ «О пожарной безопасности»;
  6. Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»;
  7. Федеральный закон Российской Федерации от 24.07.1992 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ».
  8. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;
  9. Федеральный закон № 273-ФЗ от 29 декабря 2012 года «Об образовании в Российской Федерации»;
  10. Федеральный закон от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений»;
  11. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации 05 октября 2009 года;
  12. Постановление Правительства от 7 октября 2017 года № 1235 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства образования и науки Российской Федерации и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации, и формы паспорта безопасности этих объектов (территорий)»;
  13. Положение об осуществлении государственного санитарно- эпидемиологического надзора в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2013 № 476;
  14. Положение о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 322 от 30 июня 2004 года;
  15. Типовое положение об общеобразовательном учреждении (утвержденного постановлением Правительства РФ от 19.03.2001 № 196);
  16. Правила противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ 25.04.2012 года № 390;
  17. СанПиН 2.4.2.2821-10. «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы»;
  18. СанПиН 2.4.1.3049-13 «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных организаций»;
  19. СП 2.1.2.3304-15 «Санитарно-эпидемиологические требования к размещению, устройству и содержанию объектов спорта»;
  20. СанПиН 3.5.2.3472-17 "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и проведению дезинсекционных мероприятий в борьбе с членистоногими, имеющими эпидемиологическое и санитарно-гигиеническое значение»;
  21. СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 «Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организация работы»;

Были проанализированы дела, рассмотренные судами общей юрисдикции в течение января-августа (отчасти сентября) 2019 года. Для анализа использовались материалы с сайтов http://sudact.ru, а также материалы из банка решений судов СПС «Консультант Плюс». Поиск производился по следующим ключевым словам: «охрана здоровья детей», «об основах охраны здоровья граждан». Соответственно использовался метод анализа правоприменительной практики судов и иных правоприменителей, поскольку в судебных актах нашла свое отражение правоприменительная практика прокуратуры, Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Число судебных дел, связанных с применением норм об охране здоровья детей, достаточно велико. В целом по России за 2019 г. (за октябрь-декабрь 2019 г. судебные акты не внесены в поисковые системы) было обнаружено 42 978 судебных актов судов первой инстанции, связанных с охраной здоровья детей, актов апелляционной инстанции – 2 058, кассационной инстанции – 275, Верховного суда РФ – 2.

При выборочной проверке непосредственно интересующего вопроса касалось примерно 75-80 % от общего числа найденных судебных актов. 20-25 % судебных споров было связано с назначением пенсий работникам детских организаций или выдворением за пределы РФ иностранцев, которые незаконно находились на территории РФ, что среди прочего угрожало и санитарно-эпидемической обстановке в регионе. Выборочно было изучено 267 дел, рассмотренные преимущественно судами первой инстанции, где напрямую применялись нормы об охране здоровья детей в соответствии с положениями Закона об основах охраны здоровья граждан и иных нормативных правовых актов. При непосредственном изучении правоприменительной практики основной проблемой оказалось неисполнение организациями, где пребывают дети, предписаний уполномоченных органов по устранению выявленных нарушений.

Алгоритм действий по выявлению и устранению нарушений законодательства об охране здоровья детей такой:

1)По инициативе уполномоченных государственных органов и служб – прокуратурой, Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, проводятся плановые или внеплановые проверки, в ходе которых выявляются нарушения, допущенные организациями, где пребывают дети. Уполномоченный орган выдает организации и, если есть такая необходимость, её учредителю предписание с указанием, какие нарушения были допущены организацией, и сроки их устранения. По истечении указанных сроков уполномоченный орган проводит проверку в отношении организации с целью контроля выполнения ранее выданного предписания об устранении выявленных нарушений.

Так, в Лысогорском районе Саратовской области прокуратурой при проведении плановой проверки было выявлено 12 однотипных нарушений, допущенных образовательными учреждениями. Во исполнение поручения прокуратуры области прокуратурой района была проведена проверка исполнения законодательства об антитеррористической защищенности, и установлено, что не разработан план эвакуации работников, обучающихся и иных лиц, находящихся на объекте (территории), в случае получения информации об угрозе совершения или о совершении террористического акта.

Анализ правоприменительной практики показал, что уполномоченные органы действуют строго в рамках закона, их предписания в большинстве случаев организации и их учредители не оспаривают. Во всех изученных нами делах уполномоченными органами проводились проверки выполнения выданного предписания.

Основные виды выявленных уполномоченными органами правонарушений.

Среди изученных нами дел за январь 2019 г. в пятидесяти (1-50 дела в Таблице 1) требовалось устранить нарушения законодательства в сфере антитеррористической защищенности образовательной организации (в частности разработка плана эвакуации, установка ограждения, установка тревожной кнопки) и финансирование учреждения для устранения нарушения. В данных делах суд удовлетворял требования прокурора полностью или частично. Еще одно дело (51 дело в Таблице 1), схоже с вышеописанными, но требование прокурора заключалось в устранении нарушений законодательства о противодействии экстремистской деятельности.

В тринадцати делах (52-63 дела в Таблице 1) прокурор выступал с требованиями об устранении нарушений правил пожарной безопасности. В делах с 54 по 60 в Таблице 1 прокурор также требует устранить нарушения законодательства в сфере антитеррористической защищенности образовательной организации, а в Решении Октябрьского районного суда города Кирова № 2-200/2019 2-200/2019(2-3979/2018;) М-54/2019 М-54/2019 от 28 января 2019 г., № 2-172/2019 2-172/2019 М-48/2019 М-48/2019 от 28 января 2019 г. требование заместителя прокурора заключается в возложении обязанности оборудовать здание устройством молниезащиты.

В тридцати пяти делах (67-102 дела в Таблице 1) истцами выступали прокуроры или должностные лица Роспотребнадзора с требованиями об устранении нарушений санитарно-эпидемиологического законодательства. Частыми нарушениями в этих делах являлись отсутствие достаточной оборудованности медицинского кабинета, нарушение организации спальных мест в детском саду.

Подобного рода правонарушения были предметом спора и в последующие месяцы. В феврале - мае 2019 г. в области пожарной безопасности были выявлены отсутствие системы экстренного оповещения (1-4 дело Таблица 2), несоблюдение технических требований к оборудованию эвакуационных выходов, отсутствие второго эвакуационного выхода и т. п. (5-12 дело Таблица 2), в области санитарно-эпидемиологических нарушений – нарушения условий организации питания детей (13-23 дело Таблица 2), недостаточный охват прививками против гриппа, отсутствуют бактерицидные лампы для обеззараживания воздуха в кабинетах, для обеззараживания воздуха при заключительных уборках, отсутствие лицензии на осуществление медицинской деятельности и т. п. (2-71 дело Таблица 3).

В июне-августе 2019 г. в области санитарно-эпидемиологических нарушений (1-25 дело Таблица 3) в области охраны здоровья детей явились дефекты и механические повреждения стен, полов; дефекты, трещины в учебных аудиториях; неприведение медицинского кабинета в соответствие с требованиями законодательства. Систематическими нарушениями были обнаружение на смыве рук работника столовой бактерий кишечной палочки, отсутствие маркировки инвентаря и т.д.

Достаточно редко встречалась категория дел, касающаяся нарушений медицинский стандартов оказания медицинской помощи (см. Таблица 4) – оказание некачественных медицинских услуг несовершеннолетним. В частности, врач-педиатр во время повторного посещения больного ребенка не отразила по дням динамику ухудшения самочувствия ребенка, продолжающуюся лихорадку в течение 6-7 дней, не уточнила у матери о повторных (дважды) обращениях на станцию неотложной помощи за период с 7 марта 2019 г. по 10 марта 2019 г., с учетом степени тяжести состояния ребенка не решила вопрос о начале антибактериальной терапии, не назначила рентгенологическое исследование органов грудной клетки и т. п.

В другом деле было установлено, что врачами психиатром и неврологом не осуществляется динамическое наблюдения проживающего контингента/пациентов (детей), что делает невозможным своевременную коррекцию лечения и определения дальнейшей тактики и необходимость дальнейшего лечения при выставленном первоначальном диагнозе; в дневниковых записях в отдельных «историях болезни» отсутствуют физикальные данные состояния здоровья (данные артериального давления, частоты сердечных сокращений), не указывается профиль врача-специалиста, статус пациента описан крайне формально и неполно .

Встречаются дела, связанные с проведением некачественного медицинского профилактического осмотра несовершеннолетних . Нарушением прав обучающихся на охрану жизни и здоровья суды посчитали непроведение обязательных психиатрических освидетельствований работников детских учреждений .

Типовым нарушениями правил пожарной безопасности являлось отсутствие пожарной и охранной сигнализаций и канала передачи тревожных сообщений, отсутствие необходимых систем извещения, отсутствие ограждения на территории образовательного учреждения, отсутствие систем экстренного оповещения, отсутствие тревожных кнопок вызова пожарных служб (59-67 дела Таблица 4).

Типовым нарушением законодательства об антитеррористической безопасности было отсутствие системы видеонаблюдения, отсутствие физической охраны образовательного учреждения путем привлечения сотрудников частных охранных организаций или подразделений вневедомственной охраны, отсутствие плана эвакуации при террористическом акте, неработающие видеокамеры, отсутствие канала передачи тревожных сообщений на пульт органов внутренних дел, отсутствие системы оповещения и управления эвакуацией, а также системы контроля и управления доступом (26-58 дела Таблица 4).

Сбой происходит на стадии исполнения организацией выданного ей предписания.

2) В связи с неисполнением правонарушителем и его учредителем, если требовалось его содействие в устранении выявленных нарушений, предписания уполномоченного органа, со стороны последнего следовало обращение в суд с иском в порядке ч. 1 ст. 46 ГПК РФ (Решение Баргузинского районного суда Республики Бурятия № 2-1419/2018 от 25 января 2019 г.).

Предметом иска являлись требования об устранении нарушений законодательства в области охраны жизни и здоровья детей и требование о финансировании учреждения его учредителем, в некоторых делах также присутствует требование о привлечении к административной ответственности ответчиков. В ряде случаев заявлялось требование о приостановлении деятельности учреждения (Решение Пролетарского районного суда г. Твери от 23 января 2019 г. по делу № 2-1689/20184; Решение Омского районного суда Омской области по делу № 5-6/2019 от 28 января 2019 г.).

Непосредственные правонарушители (дошкольные, образовательные учреждения и. п.) объясняют неисполнение предписаний отсутствием финансирования необходимых мероприятий со стороны учредителя (Решение Новоильинского районного суда города Новокузнецка Кемеровской области от 22 января 2019 г. по делу № 2-1306/2018).

В связи с этим суды привлекают к участию в процессе органы, обязанные выделять необходимое для устранения нарушений финансирование - администрации соответствующих территориальных образований или иного наделенного соответствующими полномочиями субъекта, например, муниципальное казенное учреждение «Управление образования и молодежной политики» (Решение Златоустовского городского суда Челябинской области от 30 января 2019 г. по делу № 2-455/2019), Управление образования администрации Талицкого городского округа (Решение Талицкого районного суда Свердловской области от 25 января 2019 г. по делу № 2-60/2019), департамент образования администрации города (Решение Советского районного суда г. Омска от 24 января 2019 г. по делу № 2-4374/2018) и т. п..

При этом само бюджетное законодательство суды применяют крайне редко, в основном для определения непосредственного распорядителя бюджетных средств, наделенного полномочиями по финансированию учреждения-правонарушителя (Решение Железнодорожного районного суда г. Симферополя (Республика Крым) от 29 января 2019 г. по делу № 2-1972/2018).

Основанием для удовлетворения иска являлось наличие нарушений законодательства об охране здоровья детей, которое выражалось в несоблюдении требований антитеррористического законодательства, санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений, несоблюдение законодательства о противодействии экстремистской деятельности, нарушение обеспечения безопасной эксплуатации детских игровых площадок, пожарной безопасности и т. п.

В каждом из рассмотренных дел доказательства предоставлялись, исходя из содержания конкретного дела, однако наиболее распространенными являлись:

• Результаты проведения плановой выездной проверки;

• Результаты проведения внеплановой выездной проверки по выполнению предписания;

• Протокол об административном правонарушении, составленный главным специалистом-экспертом.

Решения судов Суды первой инстанции в подавляющем большинстве случаев удовлетворяли заявленные требования в полном объеме, выносили решение об обязании непосредственного правонарушителя совершить конкретные действия по устранению выявленных нарушений, а администрацию выделить необходимые денежные средства учреждению для исполнения судебного решения, и определяли сроки для устранения нарушения. В некоторых случаях суд назначал наказание в виде административного приостановления деятельности образовательного учреждения или административного штрафа (Решение Центрального районного суда г. Кемерово по делу № 12 – 38/ 2019 от 30.01.2019 г. Решение Ленинского районного суда г. Самары по делу № 12-1499/2018 12-64/2019 от 22 января 2019 г.). Так, за выявленные нарушения санитарно-эпидемиологического законодательства в отношении юридического лица, а также в отношении его руководителя, уполномоченным должностным лицом назначается наказание в виде административного штрафа (ст. 6.4, ст. 6.6, ч.1 ст. 6.7 КоАП РФ) (Решение Крымского районного суда Краснодарского края по делу № 2-317/2019 от 22 января 2019 г.) Непривлечение нарушителя (учреждения) к административной ответственности объясняется тем, что руководитель учреждения, как правило, предоставляет в суд доказательства отсутствия своей вины, например, документы о неоднократном обращении к учредителю о необходимости выделения денежных средств на исполнение предписания уполномоченного органа (Решение Крымского районного суда Краснодарского края по делу № 2-317/2019 от 22 января 2019 г.). Суды полагают, что в таком случае учреждение нельзя признать виновным в совершении административного правонарушения, поскольку у него отсутствовала возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, и им были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ч. 1, 2 ст. 2.1 КоАП РФ). Администрация муниципального образования, осуществляющая финансирование учреждения, практически всегда признает иск без каких-либо объяснений, иногда сообщает суду, что в «… бюджете района на 2019 года данные расходы заложены. Требования прокурора будут своевременно исполнены». (Решение Тетюшского районного суда Республики Татарстан от 23 января 2019 г. по делу № 2-27/2019). В одном только случае администрация возразила, что: «В соответствии с частями 1 и 2 статьи 53 Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» формирование расходов местных бюджетов осуществляется в соответствии с расходными обязательствами муниципальных образований, устанавливаемыми и исполняемыми органами местного самоуправления данных муниципальных образований в соответствии с требованиями Бюджетного кодекса Российской Федерации; исполнение расходных обязательств муниципальных образований осуществляется за счет средств соответствующих местных бюджетов в соответствии с требованиями Бюджетного кодекса РФ. Таким образом, обращаясь в суд с требованием о понуждении администрацию города Новокузнецка выделить учреждению средства, прокурор Новоильинского района обязывает принять нормативный правовой акт о внесении изменения в бюджет Новокузнецкого городского округа на текущий год» (Решение Новоильинского районного суда города Новокузнецка Кемеровской области от 22 января 2019 г. по делу № 2-1306/2018). Администрация Новокузнецка настаивала на незаконности вмешательство прокурора в процесс формирования бюджета города. Но суд не принял эти возражения и обязал администрацию предоставить финансирование учреждению для устранения выявленных нарушений закона. Ответчики зачастую просят увеличить срок исполнения судебного решения, что объясняется необходимостью соблюдения процедуры выделения денежных средств учреждению в соответствии с бюджетным законодательством, и только после выделения необходимых для устранения выявленного нарушения денежных средств из соответствующего бюджета учреждение уже может совершить фактические действия по устранению самих нарушений. Суды принимают во внимание данные обстоятельства и назначают сроки устранения выявленных нарушений с учетом времени, необходимого для соблюдения правил о бюджетном финансировании и непосредственного осуществления мероприятий, направленных на устранения нарушений.

Выявленные проблемы и пути их решения.

  1. В ходе проведения мониторинга выявлено, что нарушения в основном касаются правил противопожарной безопасности, антитеррористической защищенности, санитарно-эпидемиологического обеспечения. Непосредственными правонарушителями выступают образовательные и медицинские учреждения. Наряду с ними к ответственности судами привлекаются их учредители в лице администрации муниципального образования или иного территориального образования, поскольку они не обеспечили финансирование мероприятий, необходимых для безопасного функционирования учрежденного ими юридического лица. В ряде случаев правонарушения были совершены по вине самого учреждения. Так, для разработки плана эвакуации работников, обучающихся и иных лиц, находящихся на объекте (территории), в случае получения информации об угрозе совершения или о совершении террористического акта не требуются выделение дополнительного финансирования учреждения, а требуется проведение соответствующих организационных мероприятий самими работниками учреждения (Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-19/2019 от 30 января 2019 г.). Или проведение работниками школы сверки имеющегося библиотечного фонда и поступающей литературы с регулярно пополняющимся федеральным списком экстремистских материалов в образовательном учреждении для предотвращения попадания в библиотечные фонды печатных материалов экстремистского характера не требует никаких денежных затрат. Список экстремистских материалов размещен в сети Интернет на сайте Министерства юстиции РФ и доступен любому пользователю. Директор не смог внятно объяснить, почему не проводится сверка списка, сославшись на то, что вся литература для школ закупает Министерство образования Республики Дагестан (Решение Кумторкалинского районного суда Республики Дагестан №2-38/2019 от 28 января 2019 г.). В подобного рода случаях налицо неисполнение руководителями организаций предписаний прокурора без каких-либо на то причин. Судам следует не только требовать устранения нарушений, но и привлекать к административной ответственности непосредственно руководителя учреждения. Проблема носит, скорее, организационный характер. Учредителю следует предпринять меры по усилению дисциплины руководства организации, привлекать к дисциплинарной ответственности руководителя учреждения, не исполнившего предписания, организовать надлежащий контроль за деятельностью учреждения, например, обязать руководителя сообщать о выданных предписаниях контролирующих органов и контролировать их исполнение. Эти меры не требуют дополнительного финансирования и вполне доступны учредителям. Здесь следует отметить, что до введения специального правила, закрепленного в ст. 20.35 КоАП РФ, об ответственности за нарушение требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) и объектов (территорий) религиозных организаций, у судов не было возможности привлекать к административной ответственности должностных лиц и организации за данный вид правонарушения. С 16 декабря 2019 г. у судов такая возможность появилась. В изученных нами делах в связи с выявленными нарушениями прокуратурой района в адрес главы муниципального района вносилось представление об устранении нарушений, которое им было рассмотрено и удовлетворено, но до обращения в суд выявленные нарушения не были устранены. Т. е. прокурор вносит учредителю образовательного учреждения представление, должностное лицо соглашается с наличием выявленных правонарушений и не устраняет их. Только путем обращения в суд можно понудить учреждение и учредителя к исполнению представления прокуратуры, что создает ничем не оправданную дополнительную нагрузку на судебную систему. Законодатель совершенно правильно ввел административную ответственность должностных лиц и организаций за нарушение требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий). Если суды будут активно привлекать к административной ответственности должностных лиц, штрафуя их на 30-50 тыс. рублей или дисквалифицируя на срок от 6 месяцев до 3 лет, то можно будет с достаточной вероятностью прогнозировать сведение к минимуму данного рода правонарушений. Расширение круга правонарушений, за которые суды и уполномоченные органы могут привлекать к административной ответственности правонарушителей, и усиление уже существующей ответственности (увеличение штрафов и т. п.), на наш взгляд, будет способствовать уменьшению числа судебных споров и самих правонарушений. Однако точки зрения психологии участие в судебных спорах руководителей детских учреждений может иметь негативные последствия для формирования психологического климата в коллективе учреждения и в конечно счете может затронуть интересы детей. Судебные разбирательства, подготовка документов для представления в суд и пр. требуют от ответчика (руководителя учреждения, в чьи задачи входит обеспечение безопасного нахождения детей, эффективной работы сотрудников), времени и сил. Нередко это может означать, что вместо управления учреждением его руководитель занимается участием в проверках, судебных заседаниях (иногда длящихся несколько часов) изысканием ресурсов (финансовых, людских) для проведения предписанных работ и устранения нарушений. Отсутствие руководителя на рабочем месте может означать, что в это время он не доступен для своих сотрудников для обсуждения вопросов, связанных с пребыванием в нем детей, организации учебной, досуговой, медицинской деятельности. Нередко такими вопросами могут быть те, которые требуют немедленных мер, в том числе связанных с обеспечением безопасного пребывания детей. Штрафы, налагаемые на руководителя, с одной стороны, кажутся эффективной правовой мерой, с другой стороны, как показывают исследования и практика в области организационной и социальной психологии, не являются достаточным мотиватором для комплексного решения проблем организации, а способствуют лишь формальному решению поставленных задач. То есть поощряется не мотивация «на достижение» (обеспечение эффективного и безопасного пребывания детей в учреждении), а мотивация «избегания наказания» со стороны контролирующих органов Тем не менее, обеспечение охраны жизни и здоровья детей – это не только и не столько охранная система, пожарная сигнализация, видеокамеры, медицинские осмотры персонала и пр., это понимание всеми сотрудниками важности существующих требований в отношении обеспечения и охраны жизни и здоровья детей, необходимых шагов, которые они должны будут предпринять в случае возникновения экстренной ситуации. А это требует разъяснительной работы среди персонала, обучения/тренировки и выработки единой системы реагирования всего персонала. Вместо такой разъяснительной, организационной работы руководитель организации проводит время за изысканием средств, подготовкой документов в суд и ответом перед истцом. Нередко сами руководители требования контролирующих организаций воспринимают как «формальные» и «излишние», а стресс, связанный с участием в судебных разбирательствах и необходимостью изыскивать финансовые, а нередко и человеческие ресурсы, не может не сказываться на эмоциональном состоянии руководителя. При отсутствии навыков эффективного совладания со стрессом руководители могут передавать это напряжение своим сотрудникам, в том числе транслируя отношение к проверкам и контролирующим органам как «формализованное» и «излишнее». С одной стороны, сотрудники, перенимая такое отношение руководителя, не получают достаточного интереса и мотивации, чтобы посмотреть на системы обеспечения безопасности жизни и здоровья детей как на нужные и эффективные, что снижает их готовность и способность овладеть необходимыми навыками поведения в экстренной ситуации (знать, что делать недостаточно, для эффективного реагирования нужен поведенческий навык). С другой стороны, эмоциональное напряжение, передаваемое от руководителя, сотрудники могут транслировать во взаимодействии с детьми, сами того не осознавая. Все это может нарушать атмосферу в коллективе, создавать большое эмоциональное напряжение у сотрудников организации – с одной стороны, негативизм и непонимание смысла и важности комплексных мер по обеспечению жизни и здоровья детей, с другой стороны – профессиональные задачи и отношения с детьми и их родителями, к каждому из которых нужно найти индивидуальный подход. Работа с ребенком и семьей является психологически напряжённой, поскольку представляет собой многосторонние отношения, где получателем услуг является ребенок, а заказчиком – родитель/законный представитель. Анализ представленных судебных разбирательств показывает, что случаи нарушений чаще всего встречаются в небольших поселениях, селах, деревнях, поселках городского типа. В такого рода местностях нередко наблюдается нехватка финансовых средств в бюджете, а штат организации может быть недостаточно укомплектован. Среди трудоспособного населения также довольно распространено злоупотребление алкоголем, что накладывает определенный отпечаток на характер отношений между персоналом и законными представителями детей, посещающими учреждение. Поэтому применение мер административной ответственности к руководителям детской организации должно быть избирательным и как мера воздействия на поведение лица не может считаться универсальной.
  2. Анализ правоприменения показал, что суды и другие правоохранительные органы достаточно эффективно применяют нормы Закона об охране здоровья граждан и иные нормативные правовые акты. Каких-либо правовых трудностей или пробельности в праве при изучении правоприменительной практики в настоящее время не наблюдается. Применение норм Закона об охране здоровья граждан происходит в комплексе с применением норм других законов или подзаконных актов. Закон об охране здоровья граждан играет роль общего нормативного акта для различного рода правонарушений, связанных с охраной здоровья детей. Подзаконные и ведомственные акты детализируют и конкретизируют требования, предъявляемые к организациям, где пребывают несовершеннолетние – детские сады, школы, спортивные школы, дома творчества юных, детские медицинские учреждения и т. п., что позволяет правоприменителю установить наличие нарушения и соответствующим образом отреагировать. Для суда не представляет сложности, руководствуясь соответствующими правилами и инструкциями, установить факт правонарушения и принять законное и обоснованное решение. Например, нормативно предписано, как должен быть укомплектован медицинский кабинет в школе, и при проверке соблюдения этих требований достаточно сравнить нормативно предписанный перечень оборудования и его наличие в кабинете.
  3. Главная проблема заключается в неисполнении учредителем своих обязанностей по финансированию образовательных и медицинских учреждений. Комплексное оснащение образовательных учреждений для соблюдения всех правил противопожарной безопасности, антитеррористической защищенности, санитарно-эпидемиологического обеспечения требует значительных финансовых затрат. Недофинансирование этих нужд приводит к нарушению учреждениями предписаний закона и созданию угрозы для жизни и здоровья детей во время их нахождения в данных учреждениях. Уполномоченные органы выявляют эти нарушения, требуют их устранение и привлекают к административной ответственности виновных лиц. Но в значительном числе случаев виновные лица не исполняют предписания контролирующих органов в добровольном порядке. Тогда последним приходится обращаться в суд для понуждения нарушителей к исполнению выданных им ранее предписаний. В целом анализ судебной практики показал, что через принятие соответствующего судебного решения, где суд обязует учредителя выделить денежные средства для устранения допущенных нарушений, учреждение получает необходимое финансирование на реально существующие нужды. Учредитель обязан будет исполнить решение суда в указанные в нём сроки и выделить учреждению необходимые денежные средства. Но почему учредитель не исполняет предписание во внесудебном порядке? Ответ на этот вопрос в большей степени лежит в области бюджетных отношений. При планировании бюджета муниципальные образования должны определить бюджетные доходы и расходы таким образом, чтобы средств хватило и на финансирование нужд созданных ими детских учреждений. Если собственных средств муниципального образования не будет хватать для осуществления предписанных законом функций, то ему следует обратиться в рамках бюджетных отношений к иным участникам бюджетных отношений. Нормальная реализация бюджетного процесса должна позволить публично-правовому образованию исполнить свои функции. Здесь может возникнуть вопрос об эффективности экономической политики конкретного муниципального образования, например, в области взаимодействия с другими участниками бюджетного процесса на уровне региона. В любом случае муниципальное образование не может произвольно отказаться от реализации своих полномочий в сфере образования и здравоохранения, сославшись на отсутствие необходимых финансов. Однако фактически муниципальное образование устраняется от исполнения возложенных на него обязанностей в этих сферах деятельности, поэтому своим решением суд обязывает муниципальное образование осуществлять присущие ему функции в соответствии с законом, т. е. возвращает его в процесс нормальной деятельности. Во всех своих решениях суды обязывали учредителей произвести необходимое для устранения выявленных нарушений финансирование без указания какой-либо определенной денежной суммы. Исполнение такого судебного акта связано с перераспределением расходов на соответствующие цели. Разумеется, если для этого нужно произвести перераспределение финансов в рамках бюджета, то можно говорить о косвенном понуждении к принятию решения о перераспределении средств муниципального бюджета (Решение Новоильинского районного суда города Новокузнецка Кемеровской области от 22 января 2019 г. по делу № 2-1306/2018). В отличие от исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, для которого Бюджетным кодексом РФ предусмотрены специальные правила (глава 24.1 БК РФ), исполнение судебных решений, обязывающих учреждения совершить определенные действия, а публичные образования выделять на эти цели необходимые средства, не подчиняется специальному бюджетно-правовому регулированию. В данной ситуации нет обращения взыскания на денежные средства бюджета, а есть обязанность соответствующие средства выделить. В 2010 г. ФССП России по этому поводу указывала, что «…положения ст.242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с иными нормами БК РФ ориентируют органы местного самоуправления на включение в состав расходов местного бюджета на соответствующий год бюджетных ассигнований на исполнение судебных актов по искам к муниципальным образованиям (абз.9 ст.69 БК РФ). Более того, для случаев превышения сумм взыскания по судебному решению объема бюджетных ассигнований, предусмотренных на эти цели решением о бюджете, они предусматривают механизм оперативной корректировки исполнения местного бюджета, который предполагает внесение изменений в сводную бюджетную роспись без внесения изменений в решение о местном бюджете в соответствии с решением руководителя финансового органа муниципального образования (абз.5 п.3 ст.217 БК РФ)». Позиция ФССП является вполне актуальной и для нашей ситуации с некоторыми поправками. Судебный акт, исполнение которого требует дополнительного финансирования, является основанием для внесения изменений в роспись бюджета. Для этого требуется изменить решение представительного органа муниципального образования о бюджете, что представляет собой достаточно сложную и громоздкую процедуру, тем более если это затрагивает незначительную часть бюджета. Поэтому наиболее простым и экономным путем представляется внесение изменений в сводную бюджетную роспись без внесения изменений в решение о местном бюджете в соответствии с решением руководителя финансового органа муниципального образования в порядке п.3 ст.217 БК РФ. Уполномоченные органы не обладают правовым механизмом для понуждения муниципального образования к исполнению выданных ему предписаний об устранении выявленных нарушений. В Бюджетном кодексе РФ и иных соответствующих нормативных правовых актах нет указания на то, что наличие административного акта является достаточным основанием для внесения изменения в бюджет и перераспределения бюджетных средств для его исполнения. Поэтому только получение судебного акта об устранении выявленных нарушений приводит к исполнению предписаний уполномоченных органов. Скорее всего если изначально в росписи муниципального бюджета определить размер финансирования всех необходимых мероприятий для соблюдения законодательства по охране здоровья детей, то вполне вероятно, что на удовлетворение иных муниципальных нужд не останется достаточно средств. Кроме того, предварительно нужно провести комплексные мероприятия по определению нужд каждого учреждения. Экономически более выгодно ситуативно после проверок и представлений вносить соответствующие изменения в роспись бюджета и осуществлять финансирование учреждений, в которых были выявлены нарушения, в объеме необходимом для их устранения. Фактически судебным актом регулируются отношения, связанные с распределением бюджетных средств публично-правового образования, подменяя тем самым обычную процедуру их распределения. По-видимому, на практике только таким способом учреждение может получить необходимое финансирование. Но хотелось бы обратить внимание на порочность такого подхода. В конечном итоге необходимые денежные средства выделяются, но общие издержки, связанные с привлечением виновных к административной ответственности, обращением в суд и судебным разбирательством, приводят к значительному увеличению бюджетных финансовых затрат. И самое главное – жизнь и здоровье детей до устранения допущенных учреждением нарушений достаточно длительное время подвергается потенциальной опасности, которая в любой момент может стать реальной.

Основные выявленные при проведении мониторинга проблемы носят в большей степени не правовой, а социально-экономический характер. Изученная нами правоприменительная практика показала, что правонарушения связаны с недостатком денежных средств бюджета муниципальных образований, чтобы надлежащим образом выполнять требования закона. Проблемы недостаточности финансового обеспечения муниципальных образований существуют уже давно и носят системный характер. Так, на основании информационного обмена по основным показателям местных бюджетов муниципальных образований, входящих в Союз городов Центра и Северо-Запада России, был проведен анализ по 92 показателям отчетов об исполнении бюджетов за 2016, 2017, 2018 годы. В итоге был сделан вывод, что для большинства муниципальных образований на протяжении последних лет сохраняются общие проблемы:

  • недостаточность собственных финансовых ресурсов для исполнения предусмотренных законодательством расходных полномочий;
  • необходимость обеспечения сбалансированности бюджета, что приводит к значительному объему муниципального долга;
  • недостаточность средств, выделяемых из вышестоящих бюджетов на осуществление переданных государственных полномочий. По мнению участников информационного обмена, для дальнейшего улучшения качества жизни населения и развития муниципальных образований необходимо внесение изменений в бюджетное законодательство РФ, которые будут направлены на расширение доходного потенциала местных бюджетов и приведут к дополнительным налоговым поступлениям.
    Показательно, что по Москве нет сведений о применении судами норм об охране здоровья детей за 2019 г. Анализ судебной практики за предшествующие годы показал, что последние нарушения законов об охране здоровья детей относятся к 2013-2015 г. (не более 10 за каждый год) и полностью отсутствуют с 2016 г. по настоящее время. Типичные требования прокурора к медицинским или образовательным учреждениям, свойственные для большинства регионов, об устранении нарушений в области санитарно-эпидемических требований, пожарной безопасности, охранных мер и т. п., в Москве не встречаются. Объяснение такой особенности в отношении Москвы может быть связано с лучшим материальным обеспечением этого города федерального значения по сравнению с другими субъектами РФ. Судя по опыту Москвы оптимальным решением проблемы могло бы стать увеличение финансирования муниципальных образований, предоставления им возможности получать дополнительные доходы.

С точки зрения социологии молодежи и актуальной молодежной политики материалы исследования показали, что имеет место комплекс следующих проблем и рисков: Правовые – отсутствие четких и прозрачных механизмов, действенности законодательства и практики его применения, прежде всего в силу его фрагментарности, неполноты, частичности присутствия положений об охране здоровья детей и подростков в различных нормативно-правовых актах. Важно отметить, что в нормативных правовых актах отсутствует операционализация понятий подросток, проблемы охраны здоровья детей подросткового возраста, медико-социальные потребности детей и подростков и др. Во многом именно этим объясняется то, что многие острые социальные проблемы здоровья детей и подростков, включая несчастные случаи, отравления, непредумышленные убийства, самоубийства, аборты, инфантицид новорожденных, буллинг, насилие, в т.ч сексуальное, трудно верифицировать, информация скудна, статистические данные латенты или не доступны. Это приводит к недостаточно эффективной и своевременной правовой помощи детям, недостатку или полному отсутствию профилактической социальной помощи детям, подросткам, семьям с детьми, в т.ч. в трудной жизненной (кризисной) ситуации. Материалы мониторинга показали, что судами, прежде всего, рассматриваются материальные, организационные, хозяйственные и другие предметные, рационально описываемые и оцениваемые проблемы недостатка финансирования, безответственности руководителей детских учреждений, коррупции и др. Вместе с тем в поле законодательства не попадают коллизии, обусловленные острыми проблемами кризисного состояния современного детства, такими как социальное неравенство в жизненных шансах детей и подростков, семейное неблагополучие, бедность, распространенность социальных болезней, ВИЧ, рискованного репродуктивного поведения, подросткового алкоголизма/наркомании и др.

Организационные, в том числе отсутствие детей как самостоятельных субъектов правового регулирования отношений детства, что противоречит основным положениям Конвенции ООН о правах ребенка и Преамбуле к Конвенции, в которой показано что ребенок должен быть полностью подготовлен к самостоятельной жизни в обществе, в том числе в правовом контексте. Как свидетельствует анализ документов ВОЗ, основное действующее лицо в охране здоровья – сами подростки. Это касается прежде всего активной роли детей и подростков в повышении сознательности собственной жизни, совершенствовании образования и подготовленности в отстаивании своих прав на охрану жизни и здоровья. Так, в материалах мониторинга ни разу не упоминались дела с участием детей или основанных на изучении потребностей и проблем детей и подростков. Также отсутствуют материалы дел, основанных на объективных фактах конкретных нарушений, использующих анализ мнений родителей о проблемах и потребностях в улучшении состояния здоровья детей. Кадровые проблемы проявляются в неподготовленности специалистов по охране здоровья детей и подростков в контексте социально-правовой помощи, нехватке профессионалов для разных профилей и ведомств, обладающих одновременной квалификацией юриста и психолога, социального педагога, ювенолога в судах всех уровней, школах, в учреждениях здравоохранения, отделах по опеке и попечительству, муниципалитетах, органах власти. В материалах мониторинга отсутствуют дела, связанные непосредственно с причинением ущерба психическому и физическому здоровью детей и подростков, а также затрагивающие комплекс внутренних проблем охраны здоровья детей и подростков (личностные кризисы, нервные срывы, депрессии, конфликты с родителями, одноклассниками, учителями и др.). Профессионально-культурные – отсутствие или слабость межведомственного и межсекторного взаимодействия (между судами, Уполномоченными по правам ребенка, органов опеки и попечительства, органами власти всех уровней, центрами социальной помощи семье и детям, школами, негосударственными организациями, учреждениями здравоохранения). Профессиональная разрозненность, ограничение деятельности рамками учреждений судебной системы отражает культуру работы, для которой ценности социально-правовой помощи детям и подросткам и их родителям не всегда являются реальным приоритетом (хотя декларируются). Воспроизводство привычных для судебных ведомств/учреждений моделей работы, запрещающего и ограничительного/репрессивного правового дискурса, отсутствие профессионального знания об актуальных проблемах детей и подростков и новых эффективных практиках их разрешения отражает специфическую правовую культуру, не чувствительную к проблематике современного детства и запаздывающей/отстающей от ключевых трендов правоприменительной практики.

Решение проблем:

  1. Разработка основных положений отдельного Закона об охране здоровья детей в РФ – единого документа, основанного на понимание социальных проблем детей и подростков в современном обществе, угроз и рисков детства в глобальном мире, проблем и состояния современного детского здравоохранения в РФ и мире, правовых документах ВОЗ, Конвенции ООН о правах ребенка, Федеральном законе № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», программе «Десятилетие Детства» и др.
  2. Развитие образовательной, профилактической и просветительской компоненты в правовом образовании детей, подростков и родителей в части ответственности за здоровье и отстаивании своих прав на охрану здоровья и жизни.
  3. Подготовка кадров в сфере охраны здоровья детей и подростков в контексте социально-правовой помощи, обладающих одновременно квалификацией юриста и психолога, социального педагога, ювенолога для разных ведомств (судов, школ, органов власти, учреждений здравоохранения, отделов по опеке и попечительству, муниципалитетов и др.).
  4. Внедрение программ обучения/переобучения работников судов и судебной системы по проблемам современного детства и семьи, социальным изменениям в обществе, инновационным программам социальной работы, ювенологии, профилактике социальных проблем современных подростков, практической конфликтологии и др.
  5. Создание и внедрение программы и протокола межведомственного и межсекторного взаимодействия (между судами, Уполномоченными по правам ребенка, органов опеки и попечительства, органами власти всех уровней, центрами социальной помощи семье и детям, школами, негосударственными организациями, учреждениями здравоохранения) по профилактике и разрешению проблем современного детства.

Судебные акты:

  1. Решение Белореченского районного суда Краснодарского края № 2-241/2019 2-241/2019~М-105/2019 М-105/2019 от 28 января 2019 г. по делу № 2-241/2019 г.
  2. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-35/2019 от 30 января 2019 г.;
  3. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-19/2019 от 30 января 2019 г.;
  4. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-20/2019 от 30 января 2019 г.;
  5. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-27/2019 от 30 января 2019 г.;
  6. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-33/2019 от 30 января 2019 г.;
  7. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-29/2019 от 30 января 2019 г.;
  8. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-25/2019 от 30 января 2019 г.;
  9. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-21/2019 от 30 января 2019 г.;
  10. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-23/2019 от 30 января 2019 г.;
  11. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-24/2019 от 30 января 2019 г.;
  12. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-30/2019 от 30 января 2019 г.;
  13. Решение Калининского районного суда Саратовской области № 2-2-37/2019 от 30 января 2019 г.
  14. Решение Кумторкалинского районного суда Республики Дагестан №2-38/2019 от 28 января 2019 г.
  15. Решение Пролетарского районного суда г. Твери № 2-1689/2018 2-96/2019 2-96/2019(2-1689/2018;)~М-1679/2018 М-1679/2018 от 23 января 2019 г. по делу № 2-1689/20184;
  16. Решение Омского районного суда Омской области № 5-6/2019 от 28 января 2019 г.
  17. Решение Крымского районного суда Краснодарского края № 2-317/2019 2-317/2019(2-3370/2018;)~М-3696/2018 2-3370/2018 М-3696/2018 от 22 января 2019 г.
  18. Решение Бурейского районного суда Амурской области № 2-208/2019 2-208/2019~М-153/2019 М-153/2019 от 14 мая 2019 г.;
  19. Решение Ленинского районного суда г. Махачкала № 2- 544/19 от 19.03.2019 г.
  20. Решение Центрального районного суда г. Кемерово по делу № 12 – 38/ 2019 от 30.01.2019 г.
  21. Решение Ленинского районного суда г. Самары по делу № 12-1499/2018 12-64/2019 от 22 января 2019 г.
  22. Решение Железнодорожного районного суда г. Симферополя (Республика Крым) от 29 января 2019 г. по делу № 2-1972/2018.
  23. Решение Октябрьского районного суда города Кирова № 2-200/2019 2-200/2019 от 16 января 2019 г. по делу № 2-200/2019.
  24. Решение Пугачевского районного суда Саратовской области № 2-147/2019 2-147/2019~М-54/2019 М-54/2019 от 28 января 2019 г.,
  25. Решение Пугачевского районного суда Саратовской области № 2-172/2019 2-172/2019~М-106/2019 М-106/2019 от 28 января 2019 г.
  26. Решение Пугачевского районного суда Саратовской области № 2-132/2019 2-132/2019~М-48/2019 М-48/2019 от 28 января 2019 г.
  27. Решение № 12-159/2019 от 13 августа 2019 г. по делу № 12-159/2019 Верховного Суда Республики Бурятия.
  28. Постановление № 5-100/2019 от 3 июня 2019 г. по делу № 5-100/2019 Вяземского районного суда Смоленской области.
  29. Решение № 2А-477/2019 2А-477/2019~М-561/2019 М-561/2019 от 11 сентября 2019 г. по делу № 2А-477/2019 Томпонского районного суда Республики Саха (Якутия).
  30. Решение № 2-242/2019 2-242/2019~М-206/2019 М-206/2019 от 30 июля 2019 г. по делу № 2-242/2019 Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия).
  31. Решение Баргузинского районного суда Республики Бурятия № 2-1419/2018 от 25 января 2019 г.
  32. Решение Новоильинского районного суда города Новокузнецка Кемеровской области от 22 января 2019 г. по делу № 2-1306/2018.
  33. Решение Златоустовского городского суда Челябинской области от 30 января 2019 г. по делу № 2-455/2019
  34. Решение Талицкого районного суда Свердловской области от 25 января 2019 г. по делу № 2-60/2019.
  35. Решение Советского районного суда г. Омска от 24 января 2019 г. по делу № 2-4374/2018.
  36. Решение Железнодорожного районного суда г. Симферополя (Республика Крым) от 29 января 2019 г. по делу № 2-1972/2018.
  37. Решение Ачинского городского суда Красноярского края № 2-3252/2019 2-3252/2019~М-2688/2019 М-2688/2019 по делу № 2-3252/2019 от 30 августа 2019 г.
  38. Решение Ядринского районного суда Чувашской Республики № 2А-259/2019 2А-259/2019~М-228/2019 М-228/2019 от 19 августа 2019 г..
  39. Решение Краснофлотского районного суда г. Хабаровска по делу № 2-1215/2019 от 6 августа 2019 г.
  40. Решение Шарыповского городского суда Красноярского края № 2-760/2019 2-760/2019~М-647/2019 М-647/2019 от 29 августа 2019 г.
  41. Решение Медведевского районного суда Республики Марий Эл №12-131/2019 от 18 июня 2019 г.
  42. Решение Йошкар-Олинский городской суд № 2-4194/2019 2-4194/2019~М-4030/2019 М-4030/2019 от 29 августа 2019 г.
  43. Решение Верховажского районного суда Вологодской области № 2-199/2019 2-199/2019~М-190/2019 М-190/2019 от 15 августа 2019 г.
  44. Решение Шекснинского районного суда Вологодской области № 2-552/2019 2-552/2019~М-551/2019 М-551/2019 от 16 июля 2019 г.
  45. Решение Кичменгско-Городецкий районный суд Вологодской области № 2-113/2019 2-113/2019~М-96/2019 М-96/2019 от 5 июня 2019 г.
  46. Решение Быковского районного суда Волгоградской области №2-358/2019 2-358/2019~М-299/2019 М-299/2019 от 9 сентября 2019 г.
  47. Постановление Нарьян-Марский городской суд Ненецкого автономного округа по делу №5-121/2019 от 14 августа 2019 г.
  48. Решение Глазовского районного суда Удмуртской Республики a. делу № 2А-1322/2019 от 18 июля 2019 г.
  49. Решение Увинского районного суда Удмуртской Республики. по a. делу № 2-561/2019 от 16 июля 2019 г
  50. Решение Урус-Мартановского городского суда Чеченской Республики по делу № 2-565/2019 от 5 июля 2019 г..
  51. Решение Злынковского районного суда Брянской области по делу № 2-211 от 12.07.2019 г.
  52. Решение Приволжского районного суда Астраханской области по делу № a. 2-394/2019 от 5 июня 2019 г.
  53. Решение Ленинского районного суда Еврейской автономной области по делу №2-257/2019 от 28.08.2019.
  54. Решение Пестречинского районного суда Республики Татарстан по делу № 2-564/2019 a. от 26.06.2019.
  55. Решение Тоцкого районного суда Оренбургской области по делу №2-406/2019 от 17.06.2019.
  56. Решение № 2-1197/2019 2-1197/2019~М-1067/2019 М-1067/2019 по делу № 2-1197/2019 Предгорного районного суда Ставропольского края от 21 августа 2019 г.
  57. Решение Кошехабльского районного суда Республики Адыгея 2-355/2019 2-355/2019~М-230/2019 М-230/2019 от 11 июня 2019 г.
  58. Постановление Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ Республики Улан-Удэ № 5-420/2019 по делу №5-420/2019 от 30 июля 2019 г.
  59. Решение № 2А-241/2019 2А-241/2019~М-188/2019 М-188/2019 по делу № 2А-241/2019 Пичаевского районного суда Тамбовской области от 16 июля 2019 г.
  60. Решение Надымского городского суда ЯМАО № 12-166/2019 по делу № 12-166/2019 от 5 июля 2019 г.
  61. Решение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области № 2-768/2019 2-768/2019~М-614/2019 М-614/2019 от 8 июля 2019 г.
  62. Решение Туруханского районного суда Красноярского края №2-123/2019 2-123/2019~М-94/2019 М-94/2019 от 5 июня 2019 г.
  63. Решение Фроловского городского суда Волгоградской области № 2-631/2019 2-631/2019~М-311/2019 М-311/2019 от 5июня 2019 г.
  64. Решение Новооскольскогорайонного суда Белгородской области № 2-399/2019 2-399/2019~М-388/2019 М-388/2019 от 12 августа 2019 г.
  65. Решение Волосовского районного суда Ленинградской области № 2-687/2019 2-687/2019~М-511/2019 М-511/2019 от 21 августа 2019 г.
  66. Решение Ядринского районного суда Чувашской Республики № 2-Ч-152/2019 a. 2-Ч-152/2019~М-Ч-141/2019 М-Ч-141/2019 от 26 июня 2019 г.
  67. Решение Урупского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 28 a. августа 2019 г.
  68. Решение Гудермесского городского суда Чеченской Республики от
  69. августа 2019 г.
  70. Решение Ядринского районного суда Чувашской Республики № 2-Ч-154/2019 2-Ч-154/2019~М-Ч-139/2019 М-Ч-139/2019 от 26 июня 2019 г.
  71. Решение Зиминского городского суда Иркутской области от 6 августа 2019 г.
  72. Решение Цивильского районного суда Чувашской Республики № 2-246/2019 2-246/2019~М-154/2019 М-154/2019 от 10 июня 2019 г.
  73. Решение Курчатовского городского суда Курской области от 15 августа 2019 г.
  74. Решение Ленинского районного суда Еврейской автономной области по делу № 2-188/2019 от 24.06.2019.
  75. Решение Канашского районного суда Чувашской республики № 2-1025/2019 2-1025/2019~М-913/2019 М-913/2019 от 7 августа 2019 г.
  76. Решение Чебоксарского районного суда Чувашской республики № 2-722/2019 2-722/2019~М-491/2019 М-491/2019 от 6 июня 2019 г.
  77. Решение Чебоксарского районного суда Чувашской Республики № 2-721/2019 2-721/2019~М-490/2019 М-490/2019 от 6 июня 2019 г.
  78. Решение Колпинского районного суда г. Санкт-Петербурга по делу № 2-5929/2019 от 30 июля 2019 г.
  79. Решение Чаинского районного суда Томской области по делу № 2-57/2019 от 28.06.2019.
  80. Решение Мошковского районного суда Новосибирской области по делу № 2-609/2019от 30 августа 2019 г.
  81. Решение Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области по делу № 2-4288/2019 от 04.07.2019.
  82. Решение Кандалакшского районного суда Мурманской области по делу № 2-1020/2019 от 26 июня 2019 г.
  83. Решение Ардатовского районного суда Республики Мордовия по делу № 2а-549/2019 от 25.07.2019.
  84. Решение Островского городского суда Псковской области по делу № 2А-310/2019 от 23 июля 2019 г.
  85. Решение Усть-Куломского районного суда Республики Коми по делу № 2-255/2019 от 27.06.2019.
  86. Решение Кармаскалинского межрайонного суда Республики Башкортостан по делу № 2-а-800/2019 от 28.06.2019.
  87. Решение Становлянского районного суда Липецкой области по делу № 2-255/2019 от 9 августа 2019 г.
  88. Решение Балтийского городского суда Калининградской области по делу № 2-240/2019 от 10.06.2019.
  89. Решение Вичугского городского суда Ивановской области по делу № 2-349/2019.
  90. Решение Кунгурского городского суда Пермского края по делу № 2-2766/2019 от 24.07.2019.
  91. Решение Пятигорского областного суда Ставропольского края № 2-2008/2019 2-2008/2019~М-1638/2019 М-1638/2019 от 8 августа 2019 г.
  92. Решение Овюрского районного суда Республики Тыва № 2-128/2019 2-128/2019~М-137/2019 М-137/2019 от 30 августа 2019 г.
  93. Решение Гагаринского районного суда Смоленской области № 2-498/2019 2-498/2019~М-385/2019 М-385/2019 от 19 июня 2019 г.
  94. Решение Пичаевского районного суда Тамбовской области № 2А-241/2019 2А-241/2019~М-188/2019 М-188/2019 от 16 июля 2019 г.
  95. Решение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровская области № 2-768/2019 2-768/2019~М-614/2019 М-614/2019 от 8 июля 2019 г.
  96. Решение Ашинского городского суда Челябинской области № 2-550/2019 2-550/2019~М-510/2019 М-510/2019 от 25 июля 2019 г.
  97. Решение Ленинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области по делу № 2-1477/2019 от 16.07.2019.
  98. Решение Моргаушского районного суда Чувашской республики № 2-411/2019 2-411/2019~М-364/2019 М-364/2019 от 30 июля 2019 г.
  99. Решение Кондинского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа по делу № 2-199/2019от 18 июня 2019 г.
  100. Решение Сарапульского городского суда. по делу № 12-109/2019 от 7 июня 2019 г.
  101. Решение Моргаушского районного суда Чувашской республики № 2-413/2019 2-413/2019~М-366/2019 М-366/2019 от 30 июля 2019 г.
  102. Решение Советского районного суда г. Владивостока по делу № 2-2397/19 от 14.08.2019.
  103. Решение Мошковского районного суда Новосибирской области по делу № 2-561/2019 от 25 июля 2019 г.
  104. Решение Курганинского районного суда Краснодарского края по делу № 2-1413/2019 от 06.08.2019.
  105. Решение Моргаушского районного суда Чувашской республики № 2-415/2019 2-415/2019~М-369/2019 М-369/2019 от 27 августа 2019 г.
  106. Решение Навлинского районный суд Брянской области по делу № 2-399/2019 от 30.07.2019 г.
  107. Решение Ардатовского районного суда Республики Мордовия по делу № 2а-546/2019 от 25.07.2019.
  108. Решение Любинского районного суда Омской области по делу № 2-507/2019 от 19.06.2019.
Прочитано 15 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Главная Юриспруденция Защита прав граждан Охрана здоровья детей