Применение судами норм об обычаях

20 апреля 2020 Автор: Краевский А.А. и Тимошина Е.В. Категория: Защита прав граждан

Российская правовая система включает в себя такой источник права, как правовой обычай, применение которого предусмотрено рядом законодательных актов. Вместе с тем, вопрос о том, какие признаки позволяют в конкретном случае выявить существование правового обычая, достаточно сложен как с теоретической, так и с практической точки зрения. Задача настоящего исследования состоит в выявлении критериев существования правового обычая, которые используются российскими судами при применении законодательных норм, санкционирующих обычай.

Эксперты: Краевский А.А., к.ю.н., доцент СПбГУ, Тимошина Е.В., д.ю.н., профессор СПбГУ

 

СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение

2. Нормативная база исследования

3. Краткое описание исследования

3.1. Эмпирическая база исследования

3.2. Задачи исследования

4. Результаты исследования

4.1. Квалификация в качестве обычаев иных явлений

4.1.1. Квалификация в качестве обычаев индивидуальных правил, сложившихся в практике взаимоотношений между конкретными лицами или внутри конкретных организаций

4.1.2. Квалификация в качестве обычая семантических правил

4.1.3. Квалификация в качестве обычая сборников терминов международной торговли

4.1.4. Квалификация в качестве обычая уровня процентных ставок или уровня цен

4.1.5. Квалификация в качестве обычая технологической практики

4.1.6. Квалификация в качестве обычая положений нормативно-правовых актов или их толкования

4.2. Категории применяемых судами обычаев

4.3. Критерии существования обычаев

4.3.1. Применение обычаев без исследования доказательств их существования

4.3.2. Доказательства существования обычая

4.3.3. Широта распространения обычая

4.3.4. Продолжительность существования обычая

5. Выводы

5.1. Разграничение обычаев и иных явлений

5.2. Доказывание существования обычая

5.3. Теоретическое значение результатов исследования

 1. Введение

Российская правовая система включает в себя такой источник права, как правовой обычай, применение которого предусмотрено рядом законодательных актов. Вместе с тем, вопрос о том, какие признаки позволяют в конкретном случае выявить существование правового обычая, достаточно сложен как с теоретической, так и с практической точки зрения. Задача настоящего исследования состоит в выявлении критериев существования правового обычая, которые используются российскими судами при применении законодательных норм, санкционирующих обычай.

 2. Нормативная база исследования

В законодательстве Российской Федерации существует четыре правовые нормы, устанавливающие общие правила применения обычаев, при этом одна из указанных норм содержится в законодательном акте материального права (Гражданском кодексе РФ), а три других – в актах процессуального права.

1. В части 1 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ указывается, что «арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота».

Данная норма представляет собой общее правило о применении правовых обычаев арбитражными судами и представляет собой отсылку к иным нормам, прямо санкционирующим применении обычая.

2. В части 6 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ указывается, что «в случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права)».

Возможны два толкования данной нормы применительно к обычаям. Первый вариант толкования предполагает, что данная норма является примером санкции применения правового обычая (одной из тех норм, на которые ссылается часть 1 статьи 13) в случае отсутствия нормативного правового акта. Второй вариант толкования предполагает, что данная норма ничего не добавляет к содержанию части 1 статьи 13 (применительно к обычаям). Вопрос о выборе варианта правильного толкования, по-видимому, в настоящее время носит исключительно теоретический характер в силу существования общих положений статьи 5 Гражданского кодекса.

3. В части 1 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса РФ содержится правило, согласно которому «Суд разрешает гражданские дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами».

Данная норма, аналогичная правилу части 1 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ, устанавливает общее правило о применении правовых обычаев судами общей юрисдикции и представляет собой отсылку к иным нормам, прямо санкционирующим применение обычая.

4. В пункте 1 действующей редакции статьи 5 Гражданского кодекса РФ, озаглавленной «Обычаи», обычай определяется как «сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе». В пункте 2 указанной статьи устанавливается, что «обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются».

Данная норма представляет собой общее правило о применении правовых обычаев к гражданским отношениям, и именно она чаще всего применяется судами для обоснования применения обычая в конкретном деле.

Общее толкование (разъяснение) статьи 5 Гражданского кодекса РФ дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Под обычаем, который в силу статьи 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении гражданско-правового спора, следует понимать не предусмотренное законодательством, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое правило поведения при установлении и осуществлении гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей не только в предпринимательской, но и иной деятельности, например, определение гражданами порядка пользования общим имуществом, исполнение тех или иных обязательств. Подлежит применению обычай как зафиксированный в каком-либо документе (опубликованный в печати, изложенный в решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, засвидетельствованный Торгово-промышленной палатой Российской Федерации), так и существующий независимо от такой фиксации. Доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается (статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ)».

Помимо названных общих правил применения обычаев существуют также специальные правила, устанавливающие необходимость применения обычаев к отдельным видам отношений:

1) пункт 2 статьи 58 Семейного кодекса РФ предусматривает, что имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации или не основано на национальном обычае;

2) подпункт 7 пункта 3 статьи 23 Земельного кодекса РФ предусматривает, что публичные сервитуты могут устанавливаться для сенокошения, выпаса сельскохозяйственных животных в установленном порядке на земельных участках в сроки, продолжительность которых соответствует местным условиям и обычаям;

3) статьи 70 (морские обычаи), 129 (портовые обычаи), 138 (обычаи делового оборота, регулирующие отношения между перевозчиком и отправителем), 285, 297, 414 (обычаи торгового мореплавания) Кодекса торгового мореплавания и статья 141 Кодекса внутреннего водного транспорта (обычаи торгового мореплавания) предусматривают возможность применения к отношениям сторон обычаев, принятых в торговом мореплавании, в морском деле и в конкретных портах.

В настоящем исследовании рассматриваются проблемы применения судами правовых обычаев на основании общих правил, установленных ГК РФ, АПК РФ и ГПК РФ.

 3. Краткое описание исследования

3.1. Эмпирическую базу исследования составили решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции, принятые в период с января 2016 года по апрель 2018 года, в которых применялась одна из четырех норм, содержащих общие правила применения обычая (ч. 1 ст. 13 АПК РФ, ч. 6 ст. 13 АПК РФ, ч. 1 ст. 11 ГПК РФ и ст. 5 ГК РФ), т.е. судом рассматривался вопрос о применении обычая в конкретном деле. Вследствие относительно редкого применения правовых обычаев российскими судами принято решение не проводить выборку, а исследовать всю генеральную совокупность решений за соответствующий период (всего – 146 решений), в том числе 88 решений арбитражных судов (из них 47 решений судов первой инстанции, 34 – апелляционной и 8 – кассационной) и 58 решений судов общей юрисдикции (из них 40 решений судов первой инстанции, 15 – апелляционной и 3 – кассационной).

 

Арбитражные суды

Суды общей юрисдикции

1 инстанция

46 (31,5%)

40 (27,4%)

Апелляционная инстанция

34 (23,2%)

15 (10,3%)

Кассационная инстанция

8 (5,5%)

3 (2%)

Всего:

88 (60,3%)

58 (39,7%)

В данный перечень вошли судебные акты, в которых суд, применяя одну из указанных выше норм, санкционирующих правовой обычай, рассматривал вопрос о существовании и возможности применения к спорной ситуации соответствующего обычно-правового правила поведения. При этом судебные решения, в которых ссылка на указанные законодательные нормы была исключительно формальной (т.е. суд не рассматривал какое-либо конкретное правило, которое могло бы быть применено к отношениям сторон), в число рассматриваемых решений не вошли.

 3.2. Задачи исследования

1. Основной исследовательский вопрос заключался в том, какие доказательства приводятся для обоснования существования обычая. Для ответа на данный вопрос применительно к каждому конкретному решению предполагалось изучение его описательной части, в которой излагаются позиции сторон и доказательства, на которые они ссылаются, при этом выяснялось, на какие доказательства ссылается сторона, доказывающая существование обычая (письменные, вещественные и др.). Кроме того, изучалась также мотивировочная часть судебного решения в части изложения судом своей оценки представленных доказательств существования обычая.

2. Второй вопрос исследования состоял в подтверждении или опровержении гипотезы о том, что суды не исследуют вопрос о продолжительности существования обычая. Для ответа на указанный вопрос предполагалось изучить описательную и мотивировочную части судебного решения, в которых кратко излагаются позиции сторон (включая аргументы о существовании обычаев, в том числе о продолжительности их существования) и оценка, которую суд дает обстоятельствам дела (в том числе в части продолжительности существования обычаев).

В случае, если вопрос о продолжительности существования обычая судами исследовался, дополнительный вопрос состоял в том, какая продолжительность существования обычая рассматривалась судом как достаточная для признания его существования. Если суд признавал существование обычая, то установленная им продолжительность его существования рассматривалась как достаточная. Если суд не признавал существования обычая, то проверялось, есть ли в решении указание на достаточную или недостаточную продолжительность.

3. Третий вопрос исследования состоял в подтверждении или опровержении гипотезы о том, что суды не исследуют вопрос о широте распространения обычая.

Для ответа на указанный вопрос предполагалось изучить описательную и мотивировочную части судебного решения, в которых кратко излагаются позиции сторон (включая аргументы о существовании обычаев, в том числе о продолжительности их существования) и оценка, которую суд дает обстоятельствам дела (в том числе в части широты распространения обычаев).

4. В процессе изучения решений судов по конкретным делам выявился факт применения судами норм об обычаях к более или менее сходным явлениям, которые, не относятся к обычаям в строгом смысле слова ни в легальных определениях обычаев, ни в юридической доктрине, однако применялись судом в качестве правовых обычаев.

4. Результаты исследования

4.1. Квалификация в качестве обычаев иных явлений

Несколько неожиданным результатом исследования стали факт регулярного применения норм об обычаях (в первую очередь, статьи 5 ГК РФ) и квалификация в качестве обычаев явлений, которые обычаями не являются, хотя могут быть достаточно близки к ним. Общее число таких решений – 64, что составляет 43,8% от общего числа решений.

 4.1.1. Квалификация в качестве обычаев индивидуальных правил, сложившихся в практике взаимоотношений между конкретными лицами или внутри конкретных организаций

Нормы действующего законодательства и юридическая доктрина рассматривают обычай в качестве источника правовых норм – правил поведения общего характера, действующих в отношении неопределенного круга лиц. На применение обычая в отношении неопределенного круга лиц указывает в первую очередь используемое в легальной дефиниции обычая (ст. 5 ГК РФ) словосочетание «широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности», а также словосочетание «правило поведения», предполагающее общий характер соответствующего предписания.

Некоторую путаницу в прояснение смысла указанного законодательного определения вносит толкование данной статьи в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором в качестве примеров иной (отличной от предпринимательской) деятельности называется «определение гражданами порядка пользования общим имуществом, исполнение тех или иных обязательств». Несмотря на то что в данном разъяснении Верховного Суда РФ нет явно выраженного указания на возможность квалификации в качестве обычая индивидуальных правил, сложившихся в практике взаимоотношений конкретных субъектов права, приведенная выше формулировка может лексически интерпретироваться (и зачастую интерпретируется судами) именно таким образом, хотя такое толкование противоречит логическому и системному толкованию как самой нормы статьи 5 ГК РФ, так и разъяснений Верховного Суда РФ. Вместе с тем, указание на «определение гражданами порядка пользования общим имуществом» вполне может пониматься как подразумевающее типичные способы определения порядка пользования общим имуществом, например, общим имуществом жилых домов или землями общего пользования. Такая интерпретация исключает противоречие с указанием на «широкое применение» обычая.

Несмотря на отсутствие явно выраженного допущения возможности квалификации индивидуального правила в качестве правового обычая, в 37 (25,3% от общего числа) решениях в качестве обычая признаются индивидуальные правила, сложившиеся в практике взаимоотношений конкретных лиц или внутри конкретных организаций, что не соответствует такому легальному критерию обычая, как «широта применения в какой-либо области деятельности».

Практика, сложившаяся в отношениях (как правило, договорных) между конкретными субъектами права, отличается большим разнообразием, при этом в 23 случаях обычай был признан существующим, а в остальных 13 – нет, как правило, по причине недоказанности его существования или, в некоторых случаях, противоречия такого обычая закону или договору. Сама практика отношений, признаваемая судами в качестве обычаев, в большинстве случаев относится чаще всего к одной из следующих категорий.

1. Порядок исполнения обязательств – порядок оформления документов.

Так, в постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 по делу № А07-19302/2015 исследовался вопрос о том, был ли заказчик услуг по организации местной грузовой работы надлежащим образом извещен о наличии технических неисправностей находящихся под погрузкой вагонов. Договором конкретный способ передачи информации о таких неисправностях предусмотрен не был, и суд посчитал доказанным, что между сторонами сложился обычай делового оборота, согласно которому передача оперативной информации осуществляется посредством электронной почты.

В решении Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2016 по делу № А60-42161/2016 рассматривался спор об исполнении договора об оказании услуг по управлению, эксплуатации и обслуживанию здания. Исполнитель требовал оплаты оказанных услуг, а заказчик возражал, указывая на то, что исполнитель не представил все необходимые документы для подтверждения оказанных услуг. Отклоняя данное возражение суд установил, что «на протяжении длительного периода времени исполнения обязательств по договору между сторонами сложился обычай делового оборота. Истец регулярно направлял в адрес Ответчика сопроводительные письма с приложением «стандартного» пакета документов (акт выполненных работ, счет), и Ответчик не запрашивал дополнительных документов, производя оплату».

2. Принятие исполнения теми или иными должностными лицами.

Так, в решении Октябрьского районного суда г. Кирова от 29.08.2017 по делу № 2-2876/2017, исследовался вопрос о том, был ли товар принят покупателем у продавца. Суд установил, что лицо, подписывавшее товарные накладные от имени покупателя, работало в организации-покупателе в должности менеджера, осуществляло приемку товара по накладным для ответчика, при этом часть товара ответчиком была оплачена. Из данных обстоятельств судом был сделан вывод о том, что «товар, указанный в товарных накладных, был поставлен истцом и получен ответчиком. Между сторонами сложилось непредусмотренное законодательством или договором достаточно определенное в своем содержании широко применяемое правило поведения, т.е. обычай делового оборота, и полномочия лиц, подписавших товарные накладные, явствовали из обстановки».

В решении Арбитражного суда Ставропольского края от 14.06.2016 по делу № А63-13392/2015 также рассматривался вопрос о том, был ли товар принят покупателем у перевозчика, доставившего его от продавца, поскольку лицо, подписавшее документ, удостоверяющий получение груза, не имело доверенности на представление интересов покупателя. Суд установил, что ранее данное лицо неоднократно осуществляло приемку доставленной перевозчиком продукции, из чего был сделан вывод о сложившимся между сторонами деловом обычае, согласно которому данный сотрудник организации покупателя принимал товар, доставленный перевозчиком.

3. Порядок пользования имуществом.

В трех делах рассматривался вопрос об обычае, определяющем порядок пользования имуществом (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2017 по делу № А54-3709/2015, апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 03.11.2017 по делу № 33-3401/2017, решение Череповецкого городского суда Вологодской области по делу 2-1753/2017 от 01.06.2017). Так, в решении Череповецкого городского суда исследовался вопрос об ответственности за ущерб, причиненный падением снега с пристройки многоквартирного дома. Судом было признано существование между собственниками помещений многоквартирного дома обычая (порядка) «участия в содержании дома, в частности по уборке кровли, которого они придерживаются в течение длительного времени». Согласно данному обычаю собственники квартир чистят кровлю дома, расположенную над их квартирами, а собственник подвального помещения – над помещением пристройки к дому.

Правила, сложившиеся внутри конкретных организаций. Существует важное теоретическое различие между рассмотренными выше индивидуальными правилами, сложившимися в практике взаимоотношений между конкретными лицами, и правилами, действующими в конкретных организациях. Последние являются общими, а не индивидуальными правилами, и в этом смысле могут рассматриваться в качестве обычаев в широком смысле с доктринальной точки зрения. Однако они, так же как и индивидуальные правила, не соответствуют установленному статьей 5 ГК РФ (примененной в обоих делах) признаку широты распространения, поэтому с точки зрения настоящего исследования их уместно рассмотреть вместе с индивидуальными правилами, сложившимися в практике взаимоотношений конкретных субъектов права.

Два решения, в которых рассматривались обычаи, существующие в конкретных организациях, существенно различаются между собой.

В решении Арбитражного суда Тюменской области от 15.08.2016 по делу № А70-7354/2016, рассматривавшего корпоративный спор об управлении акционерным обществом, представитель одной из сторон заявил о существовании в данной организации «исторически сложившегося» обычая, согласно которому владельцы привилегированных акций включаются в список лиц, имеющих право голоса на общем собрании акционеров. Помимо пояснений соответствующей стороны в качестве доказательства было представлено письмо директора акционерного общества. Существование заявленного обычая судом было признано недоказанным.

В решении Сосновского районного суда Челябинской области Решение от 02.06.2016 по делу № 2-1805/2016 судом было признано существование внутри организации обычая, согласно которому «вызов работников на объект производства, на базу по месту нахождения юридического лица осуществлялся исключительно путем телефонного звонка работнику на телефон, номер которого имеется в личном деле».

 4.1.2. Квалификация в качестве обычая семантических правил

В 8 решениях (5,5% от общего числа) в качестве обычая квалифицируют применение тех или иных семантических правил, т.е. правил употребления тех или иных слов. Семантические правила также не являются правилами поведения, их применение относится к области толкования нормативных правовых актов и договоров.

Из 8 решений, в которых в качестве обычая было применено семантическое правило, в 5 рассматривалось понятие «банковского дня» или «рабочего дня», в двух – понятие «подарочного сертификата» (решение Кировского районного суда  от 20.03.2017 по делу № 2-927/2017, решение Ломоносовского районного суда города Архангельска от 12.02.2018 по делу № 11-58/2018) и в одном – понятие «веса».

Так, в решении Арбитражного суда Калининградской области от 01.02.2016 по делу № А21-9438/2015 суд указал, что «с учетом обычаев (статья 5 ГК РФ), в том числе банковской практики, и анализа термина «банковский день» под банковским днем понимается операционный день кредитной организации, то есть рабочий день кредитной организации, а не календарный день».

В постановлении Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 16.05.2016 № 12-77/16 рассматривалось заявление о признании незаконным решения антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности члена аукционной комиссии. Одно из нарушений, выявленных антимонопольным органом, состояло в том, что в документации об электронном аукционе единица измерения веса товара была указана в «кг», что не соответствует Международной системе единиц. Суд же согласился с утверждением заявителя о том, что в данном случае «при указании… предполагаемого к использованию товара слова «вес», подразумевалась масса товара, так как производители товара в сопроводительной документации указывают вес товара в килограммах. Кроме того, повседневное употребление слова «вес» подразумевает массу товара, его значение в условиях сложившегося обычая делового оборота указывается в кг».

В некоторых случаях применявшиеся семантические правила даже, скорее, представляли собой тавтологии, например, в решении Индустриального районного суда г. Перми от 23.08.2017 по делу № 2-3126/2017 в качестве правила обычая признано, что «в сроки, исчисляемые рабочими днями, не включаются нерабочие дни».

 4.1.3. Квалификация в качестве обычая сборников терминов международной торговли

В 4 решениях (2,7% от общего числа), например, в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.01.2016 по делу № А45-1151/2015, в качестве обычаев судами были квалифицированы сборники терминов международной торговли «Инкотермс» (в различных редакциях). Правила (определения) «Инкотермс», строго говоря, также являются семантическими правилами, их отличие от семантических правил, рассмотренных нами в п. 4.1.2, состоит в том, что семантические правила в п. 4.1.2 относятся к обыденному словоупотреблению, а правила «Инкотермс» – письменный сборник семантических правил, прямая ссылка на который делается сторонами договора, что и является основанием их применения.

 4.1.4. Квалификация в качестве обычая уровня процентных ставок или уровня цен

В 6 решениях (4,1% от общего числа) суды в качестве обычая указывали уровень цен, а также процентных ставок за пользование заемными средствами, либо размер неустойки. Например, в решении Советского районного суда города Томска от 16.11.2016 по делу № 2-3539/2016 суд признал обычаем допустимость 24% годовых, установленных в качестве платы за пользование заемными средствами, а в решении Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга  от 28.03.2016 по делу № 2-1813/2016 в качестве обычая была признана недопустимость установления 730% годовых по договору потребительского кредита. Примером применения в качестве обычая уровня цен является апелляционное определение Новосибирского областного суда от 24.11.2016 по делу № 33-11174-2016 от 24.11.2016.

В то же время, тот или иной уровень цен либо процентных ставок сложно назвать правилом поведения, поскольку с экономической точки зрения они являются результатом массового рационального поведения, отражающего состояние того или иного рынка и экономические закономерности.

 4.1.5. Квалификация в качестве обычая технологической практики

В 3 решениях (2,1% от общего числа) суды квалифицировали в качестве обычаев определенные технологические процедуры, например, в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2017 по делу № А60-61102/2016 выявлен своего рода обычай производства мебели, связанный с характеристиками ее кромок.

Подобные технические нормы могут рассматриваться как правила поведения в широком смысле, так как соблюдение / несоблюдение тех или иных технологических процедур может иметь юридическое значение. Вместе с тем, отличие технологической практики как от технико-правовых норм, установленных нормативными правовыми актами, так и от норм обычаев в собственном смысле данного термина, состоит в том, что следование первой осознается не как обязательное, а просто как целесообразное. Судебная юридизация технологической практики означает только то, что регулярность рассматривается судом как критерий технологической целесообразности (качества товара, работ и услуг и т.п.), которая и является предметом судебного исследования.

 4.1.6. Квалификация в качестве обычая положений нормативно-правовых актов или их толкования

В 6 решениях (4,1% от общего числа) суды оценивали в качестве обычая толкование или даже сами положения нормативно-правовых актов, что явно противоречит легальному (как и доктринальному) определению обычая, как правила поведения, не предусмотренного законодательством. К примерам первого рода, в частности, относятся случаи ссылок судов на нормы об обычаях при толковании оценочных понятий, как в решении Пермского районного суда от 15.01.2016 по делу № 2-59/2016, в котором суд указал на существование обычая, в соответствии с которым разумный срок оплаты по договору возмездного оказания услуг составляет 30 дней. В качестве примера второго рода можно привести постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2016 по делу № А53-5326/2016, где парадоксальным образом указано, что «установленное ЖК РФ правило о внесении платы за ЖКХ помесячно, а не за иные периоды, является юридическим обычаем».

 4.2. Категории применяемых судами обычаев

Среди дел, при рассмотрении которых суды применяли обычаи, удовлетворявшие легальным и доктринальным критериям правового обычая (82 дела, что составляет 56,2% от общего числа решений), можно выделить определенные устойчивые группы типичных случаев.

В 10 решениях (6,8% от общего числа решений) суд применил обычай, согласно которому указание на вывеске в месте нахождения организации профиля (вида) ее деятельности относится к обычаям делового оборота и не может рассматриваться в качестве рекламы. Все указанные решения, включая как решения арбитражных судов, например, решение Арбитражного суда Челябинской области от 24.08.2017 по делу № А76-11122/2017, так и решения судов общей юрисдикции, например, решение Кировского районного суда г. Уфы от 08.11.2017 по делу № 2-4844/2017, основаны на соответствующих разъяснениях пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе». В данных случаях речь идет не столько о применении норм об обычае, сколько о применении правовой позиции ВАС, санкционировавшей соответствующий обычай делового оборота.

В 2 делах суды признали существование обычая, согласно которому «использование таких обозначений, как «оптовый склад», «аптечный склад», «оптовая база» для индивидуализации предприятий, осуществляющих складское хранение и оптовую торговлю», используется исключительно для индивидуализации предприятий, осуществляющих складское хранение и оптовую торговлю. Так, в решении Арбитражного суда Ставропольского края от 02.04.2018 по делу № А63-13299/2017 рассматривалось заявление организации о признании незаконным решения антимонопольного органа, установившего нарушение конкуренции в использовании данной организацией наименования «аптечный склад» для обозначения своих торговых объектов. Суд отказал организации в признании решения антимонопольного органа незаконным, указав, что «использование таких обозначений как «оптовый склад», «аптечный склад», «оптовая база» для индивидуализации предприятий, осуществляющих складское хранение и оптовую торговлю, является обычаем делового оборота, и обозначение «Аптечный склад» на предприятии розничной торговли создает ложное впечатление о своей квалификации как участника рынка».

В 9 решениях (6,2% от общего числа решений) суд применил обычай, согласно которому недопустимо использовать доменное имя, тождественное или сходное до степени смешения с товарным знаком другого лица, в том числе не являющегося прямым конкурентом и не ведущего предпринимательскую деятельность. Все решения данной категории, включая одно решение суда общей юрисдикции (решение Октябрьского районного суда г. Новороссийска Краснодарского края от 17.05.2016 по делу № 2-2203/16), основаны на правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.11.2008 по делу № А56-46111/2003. Вместе с тем, нельзя утверждать, что суды в данных делах просто применили прецедент, созданный ВАС, так как в его постановлении речь шла о коммерческих организациях, в рассматриваемых же решениях содержание обычая, на который ссылаются суды, состоит в возможности его применения к лицам, не ведущим предпринимательскую деятельность.

В 5 решениях (3,4% от общего числа решений) суд оценивал возможность применения тех или иных похоронных обычаев (религиозных или национальных). При этом в четырех из пяти указанных решений вопрос о существовании обычая ставился в связи с требованиями о возмещении расходов на организацию похорон. Так, в апелляционном определении Ставропольского краевого суда от 21.03.2017 по делу № 33-1987/2016, рассматривался спор наследников о возмещении расходов на похороны наследодателя. Разногласие между сторонами возникло, в частности, в вопросе о том, что входит в состав необходимых расходов на достойные похороны. Суд установил, что «гарантированный перечень услуг, оказываемых специализированной службой по вопросам похоронного дела, не является исчерпывающим при определении вопроса о дополнительных действиях лиц по захоронению, связанных с традициями и обычаями, таких, как поминальный обед, являющийся традиционным в рамках сложившихся христианских обычаев» и присудил возмещение расходов на поминальный обед.

В апелляционном определении Верховного суда Республики Бурятия от 24.01.2018 по делу № 33-74 установлено существование обычая сбора общедоступного сена в определенной местности.

В остальных 55 решениях (37,7% от общего числа решений) суды оценивали те или иные обычаи, существующие при установлении или исполнении гражданских обязательств. Так, решением Ленинского районного суда г. Кирова от 07.11.2016 по делу № 2-43772016 установлено существование обычая осмотра автомобиля покупателем перед покупкой; определением Арбитражного суда Алтайского края от 27.03.2018 по делу № А03-10132/2016 признано существования обычая, согласно которому в договорах займа указывается цель выдачи займа, если он заключается коммерческими организациями, целью которых является извлечение прибыли; постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 06.10.2016 по делу № А33-5407/2016 установлено существование обычая, по которому счета-фактуры и товарные накладные предоставляются поставщиком покупателю одновременно; и др.

 4.3. Критерии существования обычаев

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в судебном процессе существование обычая является предметом доказывания, при этом доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается. Очевидно, что доказываться при этом должны такие легальные (и доктринальные) признаки обычая, как его продолжительное существование и широта распространения. Вместе с тем, в большинстве случаев из анализа текста решений не ясно, на основании каких доказательств суд пришел к выводу о существования обычая, более того, в большинстве случаев неясными остаются как продолжительность существования обычая, так и широта его распространения.

 4.3.1. Применение обычаев без исследования доказательств их существования

Из 146 проанализированных решений в 114 судебных актах (78,1% от общего числа решений) отсутствуют указания на доказательства существования обычая, при этом в 89 из указанных решений (61% от общего числа решений) обычаи судами были применены, а в оставшихся 25 случаях по разным причинам – нет.

В 6 случаях (4,1% от общего числа) суд указал на простую недоказанность обычая, например, в решении Калининского районного суда г. Челябинска от 29.05.2017 по делу № 2-2503/2017 признано недоказанным существования обычая оценки качества оказания юридических услуг, согласно которому результат по заявленному иску о взыскании менее 50 % от заявленной суммы иска считается неудовлетворительным.

В других 6 случаях (4,1% от общего числа) суд указал на невозможность применения обычая вследствие его противоречия закону или договору. Например, в постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017 по делу № А56-7294/2015 указано, что предполагаемый обычай возможности прекращения денежного обязательства в порядке предоставления должником отступного противоречит условиям договора, заключенного между сторонами.

В 4 случаях суды одновременно указали на недоказанность существования обычая и на противоречие предполагаемого обычая закону или договору. Например, в постановлении Президиума Верховного суда Республики Карелия от 04.05.2016 по делу № 44г-18/2016 указывается, что предполагаемый обычай, предусматривающий право поставщика электроэнергии принимать оплату потребителя в счет возникшей ранее задолженности, а не исходя из назначения платежа, противоречит действующему законодательству, при этом само существование такого обычая не доказано.

В 2 решениях суд посчитал, что рассматриваемый случай не подпадает под существующий правовой обычай указания профиля организации на ее вывеске. Так, в постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 25.09.2017 по делу № А82-2785/2017, исследовался вопрос о характере конструкции, размещенной на заборе, в связи с предполагаемым нарушением законодательства о рекламе. На информационном щите имелась надпись с названием организации, указанием на ее деятельность (монтажные и такелажные работы), при этом на спорной конструкции размещены изображения товарного знака и фотографии выполняемых работ, к конструкции присоединен осветительный прибор. Суд посчитал, что спорная конструкция, размещенная на железобетонном заборе, ограждающем всю территорию предприятия заявителя, не является вывеской, так как не содержит обязательную в силу закона для потребителей информацию; не является информационной, имеющей целью предоставление потребителям информации о конкретных товарах и услугах, месте и способах их приобретения. При этом суд отметил, что спорная конструкция в основном предназначена для привлечения внимания к заявителю и работам (услугам), предлагаемым организацией, из чего следует, что обычай размещения информационных вывесок в данном случае неприменим.

В одном случае (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2017 по делу № А54-3709/2015) суд указал на то, что обычай (порядок пользования общим имуществом) между сторонами не сложился.

В остальных 6 случаях (4,1% от общего числа) мотивы неприменения обычая судом прямо не указаны, однако, исходя из общего смысла данных решений, можно сделать вывод о том, что в них суд исходил из невозможности применить обычай ввиду существования норм закона или иного нормативного правового акта, регулирующего соответствующие отношения. Например, в решении Олекминского районного суда Республики Саха (Якутия) от 19.10.2016 по делу № 2-872/2016 не был применен заявленный одной из сторон обычай, согласно которому молчание контрагента может считаться акцептом при заключении договора, но были применены общие правила заключения договоров, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации.

 4.3.2. Доказательства существования обычая

В 32 (21,9% от общего числа) решениях судом были указаны доказательства, которые были приняты во внимание при оценке существования обычая. Необходимо отметить, что в 17, т.е. более чем в половине из них, судом рассматривались не обычаи в строгом смысле слова, а индивидуальные правила, сложившиеся в практике взаимоотношений между конкретными лицами.

В 10 (6,8% от общего числа) решениях суд оценивал существование обычаев на основании свидетельских показаний, например, на основании данного типа доказательства апелляционным определением Верховного суда Республики Бурятия по делу № 33-74 от 24.01.2018 было установлено существование местного обычая сбора общедоступного сена.

В 7 (4,8% от общего числа) решениях суд оценивал существование обычаев на основании письменных документов, связанных с двусторонними отношениями спорящих сторон (относительно предмета спора), в первую очередь договоров, регулирующих спорное отношение, переписки и аналогичных договоров, ранее заключенных между теми же сторонами. Например, обычай изготовления сигнального экземпляра печатной продукции был установлен в решении Арбитражного суда Свердловской области от 18.09.2017 по делу № А60-34471/2017 на основании переписки сторон.

Еще в 3 решениях в качестве доказательств существования обычая суд принял как письменные доказательства, так и свидетельские показания. Например, решением Арбитражного суда Челябинской области от 01.12.2016 по делу № А76-2310/2016 подобным образом признан обычай, согласно которому оплата поставленного газа осуществляется до 25 числа месяца, следующего за месяцем поставки газа.

В 4 решениях, где в качестве обычаев судами были квалифицированы сборники терминов международной торговли «Инкотермс» (см. п. 4.1.3), именно указанные сборники, а также заключенные участниками споров договоры, в которых содержатся ссылки на «Инкотермс», были приняты в качестве доказательств существования обычаев.

В 3 решениях в качестве доказательства существования обычая судами был указан нормативный правовой акт. При этом все три случая относятся к тем или иным категориям явлений, не относящихся к обычаям в строгом смысле слова («обычаи» уровня цен, технологической практики, положения нормативных правовых актов и др.). Например, в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.09.2016 по делу № А56-58382/2015 в качестве доказательства обычая существующего порядка хранения автотранспортных средств приводятся Правила оказания услуг автостоянок, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 17.11.2001 № 795 «Об утверждении Правил оказания услуг автостоянок».

В постановлении Шестого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 по делу № А73-13341/2016 обычай подтверждения гарантийным письмом оплаты всех расходов на ремонт поврежденного трапа судна подтверждается сборником обычаев – Сводом обычаев ОАО «Ванинский Морской Торговый Порт».

В оставшихся 4 судебных актах в качестве доказательств указаны пояснения истца, например, в постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2017 по делу № А47-11030/2015 судом на основании пояснений истца исследовалось существование обычая стопроцентной предоплаты по договору поставки (существование признано недоказанным). Вместе с тем, по-видимому, такое доказательство, как пояснения сторон, фактически присутствует во всех рассматриваемых делах, так как сама ссылка стороны на обычай предполагает его существование, соответственно, является определенным доказательством его существования.

 4.3.3. Широта распространения обычая

Широта распространения обычая, несмотря на всеобщее признание существования у обычая такого признака, судами, как правило, не исследуется. Из 146 судебных актов, в 87 (59,6% от общего числа) широта использования обычая судами не указана.

В 37 решениях (25,3% от общего числа), как уже было отмечено в п. 4.1.1, судом было установлено существование обычая как индивидуального правила, сложившегося в отношениях между конкретными лицами или внутри конкретной организации.

В 9 решениях (6,2% от общего числа) существование обычая устанавливалось применительно к определенной сфере экономики – банковскому делу, международной торговле, рекламе и т.д. Например, апелляционным определением Ставропольского краевого суда от 19.01.2016 по делу № 33-162/2016 установлено в области розничной торговли автомобилями существование обычая, по которому автомобиль не может быть передан покупателю (потребителю) без полной оплаты, либо без наложения залога (или иных обременений).

В 8 решениях (5,5% от общего числа) существование обычая устанавливалось в отношении определенной территории. В 5 случаях обычай определялся в границах субъекта Российской Федерации, например, в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2017 по делу № А53-4649/2017 обычай, согласно которому платежи по договорам аренды, произведенные в последний день определенного срока (как правило, 10-го числа текущего месяца), считаются уплаченными в срок, был признан существующим в границах Волгоградской области. Вместе с тем, встречались случаи более ограниченного действия обычая (территория порта, определенная местность, отдельные населенные пункты или территория определенного садоводства). Например, Апелляционным определением Новосибирского областного суда по делу № 33-11174-2016 от 24.11.2016 установлено существование в населенных пунктах Новосибирской области – Оби, Бердске, Барабинске, Колывани обычая, согласно которому стоимость хранения автомобиля на стоянке в сутки составляет 100 рублей.

В 4 решениях судами устанавливалось содержание национальных и религиозных обычаев, связанных с погребением и поминовением умершего.

Например, в решении Свободненского городского суда Амурской области по делу 2-2489/2016 от 11.10.2016 судом исследовался вопрос о взыскании с Министерства Обороны Российской Федерации расходов на похороны военнослужащего, погибшего в период прохождения воинской службы при исполнении своих должностных обязанностей в результате халатности командира взвода войсковой части. После смерти мать усопшего привезла тело сына на родину (в Киргизию), где он был похоронен. По обычаю их народа родные усопшего должны в течение 40 дней после его смерти совершать по нему поминки, на которые должны приходить все жители села (кто когда может), выражая тем самым уважение родным усопшего и разделяя с ними горечь утраты. Предметом спора было отнесение к необходимым расходам стоимости соответствующих поминальных обедов, проводившихся родителями усопшего в течение 40 дней после погребения согласно национальному обычаю. Решением суда данный обычай не был применен как противоречащий законодательству о погребении и похоронном деле.

В решении Черекского районного суда Кабардино-Балкарской Республики от 29.09.2016 по делу № 2-241/2016 установлено существование обычая в сети Интернет. Судом рассматривался спор о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав. Ответчик опубликовал в сети Интернет фотографию акулы катрана в естественной среде под водой в Японском море на Дальнем Востоке России. Фотография была сделана истцом, которому, соответственно, принадлежали исключительные права на данное изображение. Публикация была произведена без согласия автора, в связи с чем тот потребовал компенсации за нарушение своих прав. В качестве ссылки при публикации был указан сайт, на котором ответчик обнаружил данную фотографию (при этом информация об авторе на данном сайте отсутствовала). Отказ в удовлетворении иска и отсутствие нарушения прав истца суд обосновал в том числе существованием в сети Интернет обычая маркировки фотографий путем указания на сайт, являющийся их источником, без указания автора.

 4.3.4. Продолжительность существования обычая

Признак продолжительности существования обычая был определен только в 3 (2,1% от общего числа) решениях, в каждом из которых в качестве обычая рассматривались индивидуальные правила, сложившиеся во взаимоотношениях между конкретными лицами. Например, в решении Октябрьского районного суда г. Кирова от 29.08.2017 по делу № 2-2876/2017 было установлено существование на протяжении 6 месяцев обычая приемки товара менеджером по товарным накладным.

В оставшихся 143 (97,9% от общего числа) решениях продолжительность существования обычая не исследовалась.

 5. Выводы

5.1. Разграничение обычаев и иных явлений

Несмотря на существование в статье 5 Гражданского кодекса РФ легального определения понятия правового обычая, правоприменители часто квалифицируют в качестве обычаев сходные, но отличные от них явления – индивидуальные правила, сложившиеся в практике взаимоотношений конкретных лиц, семантические правила, уровень процентных ставок и цен, термины международной торговли, технологическую практику, положения нормативных правовых актов или их толкование, и др.

Корректировке правоприменительной практики могло бы содействовать уточнение правового значения индивидуальной практики взаимоотношений. Пункт 5 статьи 10 ГК РФ, либо статья 309 ГК РФ могли бы быть дополнены указанием на то, что при оценке добросовестности действий сторон обязательства принимается во внимание сложившаяся между ними практика отношений, что представляет собой обобщение разграничения понятий обычая и практики взаимоотношений сторон, проводимого, например, в статьях 1651, 431 и 438 действующей редакции закона.

 

5.2. Доказывание существования обычая

В большинстве случаев применения правовых обычаев суды не указывают, на основании каких доказательств ими был сделан вывод о существовании обычаев. При этом даже при указании на соответствующие доказательства в большинстве случаев суды не исследуют вопрос о продолжительности существования обычая и о широте его распространения.

Корректировке правоприменительной практики могло бы содействовать дополнение абзаца 2 части 1 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса и части 1 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса указанием на то, что существование обычая, в том числе продолжительность его применения и широта распространения, подлежит доказыванию стороной, которая на него ссылается.

5.3. Теоретическое значение результатов исследования

Вместе с тем признание судебной практикой в качестве источника права (правового обычая) индивидуальных правил, сложившихся в практике взаимоотношений между конкретными субъектами, а также общих правил, сложившихся в рамках определенной организации, с теоретической точки зрения представляет собой весьма интересное явление. С одной стороны, это противоречит легальным дефинициям правового обычая, с другой стороны, – может быть интерпретировано как свидетельство существования таких выделяемых в социологии права видов социального права, как индивидуальное социальное право и корпоративное право (в теоретическом смысле данного понятия). Кроме того, это может быть интерпретировано как свидетельство того, что далеко не во всех случаях разграничение общих и индивидуальных правовых правил имеет практический смысл, а также того, что что нормативность права выражается не столько в общем характере норм, как это обычно трактуется, сколько в их предоставительно-обязывающем характере, т.е. прежде всего в их свойстве определять права и обязанности – как в отношении неопределенного круга лиц, так и в отношении конкретных субъектов.

Список проанализированных правоприменительных актов:

  • Заочное решение Фрунзенского районного суда г. Владимира от 10.08.2016 по делу № 2-1430/2016
  • Решение Ленинского районного суда г. Кирова от 07.11.2016 по делу № 2-43772016
  • Апелляционное определение Костромского областного суда от 10.08.2016 по делу № 33-1763
  • Решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 24.04.2018 по делу № 2-454/2018
  • Решение судебного участка № 4 Фрунзенского района г. Иваново от 29.03.2017 по делу 2-396/2017
  • Решение Октябрьского районного суда г. Кирова от 29.08.2017 по делу № 2-2876/2017
  • Решение Арбитражного суда Владимирской области от 24.08.2016 по делу № А11-4565/2016
  • Решение Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 15.11.2017 по делу № 2-1642/2017
  • Решение Шумерлинского районного суда Чувашской Республики от 02.08.2017 по делу № 2-835/2017
  • Решение Арбитражного суда Нижегородского области от 18.09.2017 по делу № А43-20095/2017
  • Постановление Второго арбитражного апелляционного суд; от 25.09.2017 по делу № А82-2785/2017
  • Решение Московского районного суда г. Чебоксары от 25.10.2017 по делу № 2-4549/2017
  • Решение Ивановского районного суд от 13.12.2016 по делу № 2-2619/2016
  • Решение Центрального районного суда г.Читы от 03.10.2017 по делу № 2-2631/2017
  • Решение Центрального районного суда г. Читы от 27.09.2017 по делу № 2-2247/2017
  • Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия 24.01.2018 по делу № 33-74
  • Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.03.2018 по делу № А33-24669/2017
  • Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 06.10.2016 по делу № А33-5407/2016
  • Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 26 10 2017 по делу № А33-23975/2016
  • Решение Черногорского городского суда Республики Хакасия по делу от 11.10.2016 № 2-2580/2016
  • Решение Череповецкого городского суда от 11.07.2017 по делу № 2-2730/2017
  • Решение Черногорского городского суда Республики Хакасия от 07.03.2018 по делу № 2-293/2018
  • Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 03.11.2017 по делу № 33-3401/2017
  • Постановление Президиума Верховного суда Республики Карелия от 04.05.2016 по делу № 44г-18/2016
  • Апелляционное определение Калининградского областного суда от 27.09.2017 по делу № 33 –4807/2017
  • Апелляционное определение Калининградского областного суда от 14.06.2017 по делу № 33 –2798/2017
  • Апелляционное определение Калининградского областного суда от 07.09.2016 по делу № 33–4269/2016
  • Решение Олекминского районного суда Республики Саха (Якутия) от 19.10.2016 по делу № 2-872/2016
  • Решение Благовещенского городского суд № 2-3316/2017 от 04.08.2017 по делу № 2-3316/2017
  • Решение Арбитражного суда Магаданской области от 11.04.2017 по делу № А37-2719/2016
  • Решение Свободненского городского суда Амурской области от 11.10.2016 по делу 2-2489/2016
  • Решение Хабаровского районного суда Хабаровского края от 01.08.2017 № 2-1435/2017
  • Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 по делу № А73-13341/2016 
  • Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2016 по делу № А46-6809/2016
  • Решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19.01.2016 по делу № 2-309/2016
  • Решение Кормиловского районного суда Омской области от 09.02.2018 по делу № 2-19/2018
  • Решение Прокопьевского районного суда Кемеровской области от 08.07.2016 по делу № 2-12/2016
  • Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 22.08.2017 по делу № А27-12718/2017
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А45-1151/2015 от 27.01.2016
  • Решение Арбитражного суда Новосибирской области по делу № А45-20100/2016 от 23.01.2017
  • Решение Арбитражного суда Новосибирской области по делу № А45-7772/2016 от 04.07.2016
  • Решение Арбитражного суда Тюменской области по делу № А70-15191/2017 от 02.03.2017
  • Решение Арбитражного суда Тюменской области по делу № А70-7354/2016 От 15.08.2016
  • Апелляционное определение Новосибирского областного суда по делу № 33-11174-2016 от 24.11.2016
  • Решение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 10.03.2016 по делу № 2-143/2016
  • Решение Новосибирского районного суда Новосибирской области от 12.12.2016 по делу № 2-4290/2016
  • Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда по делу от 30.01.2018 № 33-963-2018
  • Решение Советского районного суда города Томска от 16.11.2016 по делу № 2-3539/2016
  • Определение Арбитражного суда Алтайского края от 27.03.2018 по делу № А03-10132/2016
  • Определение Арбитражного суда Алтайского края от 17.01.2018 по делу № А03-19799/2017
  • Определение Арбитражного суда Алтайского края от 10.03.2016 по делу № А03-22272/2015
  • Решение Арбитражного суда Алтайского края от 01.09.2016 по делу № А03-18450/2015
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 24.06.2016 по делу № А40-246504/15-5-2039
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 07.08.2017 по делу № А40-99068/2017
  • Решение Арбитражного суда Московской области от 31.01.2017 по делу № А40-234025/16-182-2092
  • Решение Арбитражного суда Московской области от 12.08.2016 по делу № А40-128162/16-182-1115
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 09.02.2016 по делу № А40-194674/15-12-1147
  • Решение Арбитражного суда Московской области от 06.06.2016 по делу № А41-39045/15
  • Решение Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2016 по делу № А40-204564/16-109-1265
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 12.08.2016 по делу № А40-128162/16-182-1115
  • Решение Арбитражного суда Московской области от 11.04.2016 по делу № А41-102124/15
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 12.04.2017 по делу № А40-12096/17-1-96
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 15.03.2016 по делу № А40-241968/15-182-1987
  • Решение Арбитражного суда Московской области от 17.08.2017 по делу № А41-34485/2017
  • Решение Арбитражного суда города Москвы 07.2017 по делу № А40-91321/17-182-865
  • Решение Арбитражного суда города Москвы 03.2016 по делу № А40-241968/15-182-1987
  • Решение Арбитражного суда города Москвы от 23.12.2016 по делу № А40-204564/16-109-1265
  • Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 11.05.2017 № 33-8023/2016
  • Апелляционное определение Архангельского областного суда от 11.05.2017 по делу № 33-2390/2017
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.09.2016 по делу № А56-58382/2015
  • Решение Арбитражного суда Мурманской области от 07.11.2017 по делу № А42-4366/2017
  • Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016 по делу № А52-3397/2015
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2018 № А42-3580/2017
  • Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2017 по делу № А44-9525/2016
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.09.2017 по делу № А56-37046/2016
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2017 по делу № А42-3403/2017
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 7.07.2017 по делу № А42-9177/2016
  • Решение Арбитражного суда Тверской области от 01.06.2016 по делу № А66-749/2016
  • Решение Арбитражного суда Мурманской области от 07.05.2016 по делу № А42-1322/2016
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.09.2016 по делу № А56-64616/2013
  • Решение Арбитражного суда Тверской области от 20.02.2016 по делу № А66-16183/2015
  • Решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 06.2017 по делу 2-1753/2017
  • Решение Калининградского областного суда от 07.12.2016 по делу 33-5730/2016
  • Решение по делу Ломоносовский районного суда города Архангельска от 12.02.2018 № 11-58/2018
  • Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 01.09.2017 по делу № А56-32733/2017
  • Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30.05.2016 по делу № А56-85437/2015
  • Решение Арбитражного суда Калининградской области от 01.02.2016 по делу № А21-9438/2015
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2017 по делу № А56-7294/2015
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2016 по делу № А21-4599/2015
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2016 по делу № А56-74358/2015
  • Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2016 по делу № А13-11201/2012 
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2016 по делу № А26-6580/2015
  • Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2016 по делу № А56-64880/2015
  • Решение Арбитражного суда Челябинской области от 25.09.2017 по делу № А76-15052/2017
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 по делу № А07-19302/2015
  • Решение Арбитражного суда Челябинской области от 01.12.2016 по делу № А76-2310/2016
  • Решение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2016 по делу № А60-42161/2016
  • Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2017 по делу № А60-61102/2016
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.06.2017 по делу № А76-11916/2016
  • Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2017 по делу № А47-11030/2015
  • Решение Арбитражного суда Свердловской области от 18.09.2017 по делу № А60-34471/2017
  • Решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области № 2-6514/2016 от 07.12.2016 по делу № 2-6514/2016
  • Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 29.06.2017 по делу № А07-11246/2017
  • Решение Арбитражного суда Челябинской области от 13.06.2017 по делу № А76-8192/2017
  • Решение Кировского районного суда от 20.03.2017 по делу № 2-927/2017
  • Решение Арбитражного суда Челябинской области от 24.08.2017 по делу № А76-11122/2017
  • Арбитражного суда Республики Башкортостан от 21.01.2016 по делу № А07-19302/2015
  • Решение Арбитражного суда Челябинской области от 10.05.2017 по делу № А76-21327/2016
  • Решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 28.03.2016 по делу № 2-1813/2016
  • Решение Талицкого районного суда Свердловской области от 28.06.2016 по делу № 2-318/2016
  • Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2017 по делу № А50-3266/2017
  • Решение Арбитражного суда Челябинской области от 23.11.2017 по делу № А76-21646/2017
  • Решение Сосновского районного суда Челябинской области от 2.06.2016 по делу № 2-1805/2016
  • Решение Калининского районного суда г. Челябинска от 29.05.2017 по делу № 2-2503/2017
  • Решение Кировского районного суда г. Уфы от 08.11.2017 по делу № 2-4844/2017
  • Решение Арбитражного суда Свердловской области от 18.09.2017 по делу № А60-34471/2017
  • Решение Индустриального районного суда г. Перми от 23.08.2017 по делу № 2-3126/2017
  • Решение Пермский районного суда Пермского края от 15.01.2016 по делу № 2-3538/2015
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2017 по делу № А53-4649/2017
  • Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 19.01.2016 № 33-138/2016
  • Постановление Элистинского городского суда Республика Калмыкия от 16.05.2016 № 12-77/2016
  • Решение Черекского районного суда Кабардино-Балкарской Республики от 29.09.2016 по делу № 2-241/2016
  • Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2017 по делу № А63-16925/2016
  • Постановление Президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской республики от 25.02.2016 № 44Г-12/2016
  • Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 19.01.2016 по делу № 33-162/2016
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.02.2018 по делу № А32-5462/2017
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.08.2016 по делу № А32-1295/2016
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2016 по делу № А53-10239/2016
  • Решение Октябрьского районного суда г. Новороссийска Краснодарского края от 17.05.2016 по делу № 2-2203/2016
  • Решение Аксайского районного суда Ростовской области от 04.12.2017 по делу № 2-2197/2017
  • Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 02.04.2018 по делу № А63-13299/2017
  • Решение Арбитражного суда Ростовской области от 01.08.2016 по делу № А53-10239/2016
  • Определение Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2018 по делу № А63-13968/2017
  • Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14.06.2016 по делу № А63-13392/2015
  • Решение Арбитражного суда Республики Адыгея по делу от 15.04.2016 по делу № А01-2315/2015
  • Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2016 по делу № А53-5326/2016
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.06.2017 по делу № А53-2832/2016
  • Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 31.03.2016 № 33-1987/2016
  • Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 21.03.2017 по делу № 33-2002/2017
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.03.2018 по делу № А32-22510/2017
  • Постановление Президиума Ставропольского краевого суда от 04.07.2017 № 44Г-87/2017
  • Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2017 по делу А68-5601/2016.
  • Постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2016 по делу № А84-1291/2015
  • Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2016 по делу № А35-5612/2015
  • Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2017 № А54-3709/2015.
  • Решение Ефремовского районного суда Тульской области от 19.02.2016 № 2-24/2016
Прочитано 190 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Главная Юриспруденция Защита прав граждан Применение судами норм об обычаях