Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью

08 мая 2020 Автор: Затонова Д.Ю. Категория: Коммерческое частное право

 Представленные материалы мониторинга правоприменительной практики посвящены исследованию спорных вопросов применения арбитражными судом норм об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью, в том числе – анализу вопросов, связанных с общими условиями реализации права на предъявление требования об исключении участника из общества, исследованию наиболее типичных оснований для применения указанного способа защиты корпоративных прав, поиску оптимальных вариантов законодательного регулирования по вопросам выплаты исключенному участнику действительной стоимости принадлежавшей ему доли в уставном капитале общества.

Цель проведения мониторинга

Практика применения судами законодательства об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью весьма противоречива и при этом довольно изменчива: при отсутствии каких-либо законодательных изменений в регулировании института исключения участника из общества разъяснения высших судебных инстанций по вопросам применения указанных норм зачастую содержат диаметрально противоположные друг другу позиции (чтобы убедиться в этом достаточно сравнить, например, положения, закрепленные в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью» с положениями, содержащимися в п. 7-9 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019). Это делает необходимым и актуальным подробное изучение подходов арбитражных судов к разрешению наиболее спорных вопросов применения норм об исключении участника их общества с целью выявления как наиболее оптимальных решений, которые могут выступать образцом для правоприменителей, так и с целью выявления недостатков в правоприменении, которые, как правило, связаны либо с неправильным толкованием судами положений закона, либо с дефектами самой законодательной конструкции.

Положения закона, в отношении которых проводился мониторинг правоприменительной практики:

- ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;

- абз. 4 п. 1 ст. 67 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ.

 

Методика сбора правоприменительной практики:

При осуществлении мониторинга правоприменения осуществлялась выборка размещенных в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс», раздел «Судебная практика», судебных актов и разъяснений Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, а также судебных актов арбитражных судов кассационной инстанции различных регионов, вынесенных в период с 2003 г. по 2020 г., в которых проявлялись проблемные вопросы, связанные с применением института исключения участника из общества с ограниченной ответственностью.

Всего в ходе мониторинга было проанализировано 93 судебных акта, из которых 11 – акты Верховного Суда РФ, 3 – акты Высшего Арбитражного Суда РФ, 79 – акты арбитражных судов кассационной инстанции различных регионов. Перечень проанализированных судебных актов приведен в конце мониторинга.

Совокупность проанализированных судебных актов, вынесенных судами кассационной инстанции различных регионов, позволила принимать в расчет для анализа именно окончательные позиции судов по тем или иным проблемным вопросам применения института исключения, проанализировать судебную практику самых разных регионов за довольно большой промежуток времени и выявить в результате осуществления мониторинга определенные тенденции развития правоприменительной практики по проблемным вопросам применения арбитражными судами норм об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью.

Далее будут проанализированы основные проблемы, выявленные в ходе анализа правоприменительной практики, и представлена позиция эксперта по обозначенным проблемам.

  • Общие условия реализации права на предъявление требования об исключении участника из общества
  • Кто вправе требовать исключения участника из общества?

На первый взгляд, нормы абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ и ст. 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» отвечают на данный вопрос совершенно однозначно и не допускают иной трактовки: истцом по иску об исключении участника из общества может быть исключительно участник (или несколько участников) общества.

Судебная практика по указанному вопросу также единообразна и исходит из того, что требовать исключения участника из общества вправе только лицо, являющееся участником данного общества, и такого право лишены, в частности, супруг или супруга участника общества, получившие долю в обществе при разделе совместного имущества, ибо они приобретают лишь имущественные права, но не становятся автоматически участниками хозяйственного общества (Определение Верховного Суда РФ от 08.08.2018 № 310-ЭС18-10800 по делу № А84-2753/2017), лицо, утратившее статус участника общества в результате отчуждения доли в уставном капитале общества иному лицу (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.08.2007 по делу № А43-34416/2006-5-783), лицо, не приобретшее статус участника общества ввиду невнесения вклада в уставный капитал общества (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.11.2007 № А58-6795/06-Ф02-8840/07 по делу № А58-6795/06, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.03.2011 по делу № А45-6502/2010).

Между тем далеко не таким однозначным является вопрос о том, вправе ли с иском об исключении участника из общества обратиться само общество.

Складывающаяся судебная практика свидетельствует о том, что суды буквально толкуют положения закона, указывая, что правом требовать исключения участника из общества наделены только участники хозяйственного общества, но не само общество (Определение Верховного Суда РФ от 06.08.2015 № 307-ЭС15-9820, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.05.2015 № Ф07-2744/2015 по делу № А56-47995/2014, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10.03.2005 № А06-1646У-4/04)

Однако данную позицию вряд ли можно признать обоснованной в силу следующего. В предмет доказывания по делу об исключении участника из общества (вне зависимости от оснований исключения) входит установление факта причинения вреда обществу (наступления негативных последствий для общества), либо установление обстоятельств, существенно затрудняющих деятельность общества (или делающих деятельность общества невозможной) и достижение целей, ради которых оно создавалось (абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ и ст. 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Из этого с неизбежностью следует, что исключение участника из общества служит средством защиты интересов не столько участников общества, сколько самого общества, которому действиями недобросовестного участника причинен вред, а интересы участников общества защищаются лишь косвенно, опосредованно, как результат защиты интересов общества. Поэтому предъявляя иск об исключении участника из общества, другой участник предъявляет, по сути, косвенный иск в интересах общества. Надо отметить, что идеи о косвенном характере иска об исключении участника из общества высказываются и в литературе.[1]

Поскольку предъявление иска об исключении участника из общества направлено на защиту интересов прежде всего общества, остается неясным, по какой причине закон и судебная практика блокируют возможность предъявления такого иска самим обществом. Кроме того, если это не косвенный иск, то тогда совершенно непонятно, какова процессуальная роль как самого общества при рассмотрении иска об исключении участника, так и остальных участников общества, которые, возможно, будут возражать против исключения участника из общества, поскольку, например, считают, что выплата исключенному участнику действительной стоимости его доли противоречит интересам общества намного в большей степени, чем его оставление в числе участников общества. Сейчас же закон и правоприменительная практика, по сути, исходят из того, что в процессе по иску об исключении участника из общества суд может не выяснять ни позицию общества, ни позицию остальных участников общества (за исключением истца), которые могут даже не быть привлечены к участию в деле, что само по себе абсурдно,[2] и приводит к тому, что исключение участника из общества из средства защиты интересов общества превращается исключительно в орудие корпоративной борьбы между отдельными участниками общества, задействованными в корпоративном конфликте, что противоречит назначению института исключения участника из общества.

  • Может ли быть исключен мажоритарный участник общества?

Поскольку закон прямо не отвечает на вопрос о том, можно ли исключить из общества мажоритарного участника, грубо нарушающего свои обязанности перед обществом, указанный вопрос подлежал разрешению судами при рассмотрении конкретных дел.

Долгое время практика по исключению участника с долей более 50 % была достаточно единообразна и опиралась на разъяснения п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью», согласно которому исключение из общества такого участника возможно лишь при отсутствии права свободного выхода из общества. Основывалась данная позиция на идее о том, что исключение мажоритарного участника общества – обладателя доли в размере 90 процентов уставного капитала общества (даже при наличии предусмотренных законом оснований для его исключения) приведет к прекращению деятельности общества, что противоречит назначению института исключения участника из общества.

Таким образом, принадлежность участнику общества 50 и более % долей в уставном капитале общества, как правило, служила основанием для применения вышеобозначенной позиции и отказа в исключении участника со ссылкой на наличие у миноритарного участника права свободного выхода из общества (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.09.2019  по делу № А58-9840/2018,  Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.09.2018 по делу № А56-82716/2017, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.12.2018 № Ф07-16379/2018 по делу № А56-70616/2017, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.06.2017 № Ф06-21530/2017 по делу № А49-5822/2016, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.02.2013 по делу № А21-5562/2012).

С одной стороны, позиция, нашедшая отражение в п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151, подчеркивает, что исключение из общества в первую очередь осуществляется в целях защиты прав и интересов самого общества и уже во вторую очередь - остающихся участников: даже если налицо все основания для исключения недобросовестного мажоритарного участника, в иске могут отказать, поскольку исключение мажоритарного участника может привести к прекращению деятельности общества.

С другой стороны, нельзя не отметить парадоксальность данной позиции: вместо того, чтобы исключить недобросовестного мажоритария, чьи действия повлекли неблагоприятные для общества последствия, ВАС РФ предложил разрешить конфликт путем выхода добросовестного участника из состава общества, что в принципе нивелирует значение такого способа защиты корпоративных прав, как исключение участника из общества, который, по сути, неприменим для защиты прав миноритарных участников общества от злоупотреблений, допущенных мажоритариями.

Отметим, что в ряде случаев суды отходили от вышеобозначенной позиции ВАС РФ, допуская возможность исключения мажоритария при наличии экстраординарных обстоятельств. Так, например, в Определении ВАС РФ от 05.08.2013 № ВАС-10100/13 был поддержан вывод нижестоящих судов о допустимости исключения участников общества, доли которых в совокупности составляли 90% уставного капитала общества, со ссылкой на доказанность совершения ответчиками недобросовестных действий, направленных на ликвидацию общества (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.03.2013 по делу № А03-16129/2011).

Однако коренным образом ситуация изменилась лишь с принятием Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019), в п. 8 которого установлено, что закон не устанавливает ограничений на исключение из общества с ограниченной ответственностью его участника, обладающего более чем 50 процентами долей в уставном капитале общества. При этом суд акцентировал внимание на том, что истцом были представлены достаточные доказательства возможности продолжения деятельности общества в случае, если будет произведена выплата стоимости доли исключенного участника.

  • Подлежит ли применению институт исключения участника из общества при соотношении долей участия в обществе 50 на 50%?

Весьма неоднозначно суды подходят и к применению норм об исключении участника из общества при соотношении долей участия 50 на 50 %. В ряде случаев суды ограничиваются лишь констатацией наличия корпоративного конфликта, который при таком соотношении долей не может быть разрешён посредством исключения участника из общества

Корпоративный конфликт (под которым зачастую понимается наличие у участников общества взаимных претензий, нередко сопровождающихся встречными исками об исключении) начинает рассматриваться как обстоятельство, препятствующее исключению участника из общества (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.09.2015 № Ф06-308/2015 по делу № А55-27518/2014, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.04.2012 по делу № А55-13277/2011; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.11.2012 по делу № А21-764/2012; Арбитражного суда Уральского округа от 29.10.2012 по делу № А07-4658/2011, от 26.05.2011 по делу № А76-35444/2009-24-1085/23, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.04.2012 по делу № А40-87404/11, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2012 по делу № А40-64403/11, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.11.2011 по делу № А41-29396/09).

В прецедентном Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 08.10.2014 по делу № 306-ЭС14-14, А06-2044/2013 указано, что при соотношении долей в уставном капитале общества 50 на 50% исключение участника из общества может применяться только в исключительных случаях при доказанности грубого нарушения участником общества своих обязанностей либо поведения участника, делающего невозможной или затрудняющей деятельность общества. Изучив обстоятельства дела, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что действительной причиной обращения в суд с взаимными требованиями об исключении из общества являлась утрата участниками единой цели при осуществлении хозяйственной деятельности и желание за счет интересов другого участника разрешить внутрикорпоративный конфликт, а не действия (бездействия) последних по причинению вреда обществу. При этом суд указал, что в ситуации, когда уровень недоверия между участниками общества, владеющими равными его долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с соответствующими правовыми последствиями, предусмотренными Законом об обществах с ограниченной ответственностью и учредительными документами общества.

Указанная позиция Верховного Суда РФ нашла воплощение в п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 1 за 2014 г. (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.12.2014), согласно которому суд отказывает в удовлетворении иска об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью в случае, когда нормальной хозяйственной деятельности общества препятствуют равнозначные взаимные претензии как истца, так и ответчика и при этом не доказано грубое нарушение обязанностей, связанных с участием в обществе, одного из них.

Нельзя не отметить, что следствием применения указанной позиции явился фактически повсеместный отказ судов в удовлетворении иска об исключении участника из общества зачастую без исследования и оценки фактических обстоятельств дела, положенных в основание иска, со ссылкой исключительно на наличие корпоративного участника между участниками (например, Постановление Арбитражного суда СЗО от 25.04.2019 по делу № А56-71016/2018), который, к слову, очевидно, налицо в абсолютно любом споре об исключении участников из общества.

Начиная с 2015-2016 гг., в позициях Верховного Суда РФ наметилась некоторая либерализация подобного подхода. Так, в Определениях Верховного Суда РФ от 02.02.2016 № 305-ЭС15-18505 по делу № А40-80210/2013 и от 27.01.2016 № 304-ЭС15-18210 по делу № А70-14657/2014 указано: «исходя из сложившейся судебно-арбитражной практики, равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта само по себе не является безусловным основанием для отказа в иске об исключении участника из общества». Отдельно Верховный Суд РФ обращал внимание на то, что рассмотрение спора не должно заменяться простой констатацией наличия корпоративного конфликта как основанием для отказа в иске (Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2015 № 305-ЭС15-2706 по делу № А40-56632/2014).

Наконец, в результате принятия Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019) была закреплена позиция о том, что наличие корпоративного конфликта, а также равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта не являются основаниями для отказа в иске об исключении участника из общества. При этом суд особо акцентировал внимание на том, что наличие корпоративного конфликта присуще любому спору об исключении участника, именно за его разрешением и обращаются в суд спорящие стороны, в связи с этим недопустим отказ судов рассматривать такой спор по существу со ссылкой на наличие корпоративного конфликта.

  • Зависит ли возможность исключения участника из общества от возможности устранения последствий действий (бездействия) участника без лишения его возможности участвовать в управлении обществом?

Долгое время судебная практика исходила из того, что исключение участника из общества является крайней мерой, связанной с лишением лица права собственности на долю в уставном капитале общества, а потому может быть применена только в том случае, когда последствия действий участника не могут быть устранены без его исключения из общества (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19.04.2019 № Ф06-45805/2019 по делу № А06-10191/2017, Определение ВАС РФ от 20.02.2012 № ВАС-1159/12 по делу № А14-11423/2010/272/20, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.08.2017 № Ф01-3217/2017 по делу № А43-20450/2016, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.07.2014 по делу № А33-13811/2013, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.09.2013 по делу № А33-16661/2012, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.08.2017 № Ф03-3198/2017 по делу № А51-24956/2016).

Иными словами, негативные последствия действий (бездействия) участника должны носить неустранимый характер, в противном случае в иске об исключении участника будет отказано.

Нельзя не отметить, что последовательное применение этого критерия способно привести к отказу в удовлетворении иска об исключении при любых основаниях для исключения, ибо потенциально практически любое нарушение, допущенное участником, носит устранимый характер. К примеру, если участник причинил вред обществу ввиду вывода активов общества по заниженной стоимости в пользу аффилированных ему лиц, негативные последствия его действий могут быть устранены иным способом, нежели исключение его из состава участников общества, а именно оспариванием сделок по выводу активов, возмещением причиненных обществу убытков и пр. В этой связи стоит упомянуть одно из дел, где суд в обоснование отказа в удовлетворении иска об исключении участника, который голосовал за одобрение сделки по продаже по заведомо заниженной цене недвижимости общества, без которой его деятельность стала невозможной, привел довод о том, что общество не было лишено возможности заниматься иным видом предпринимательской деятельности (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.07.2009 по делу № А29-9645/2008).

Как представляется, подобная позиция, требующая доказывания неустранимого характера негативных последствий для общества, по сути, нивелирует значение института исключения участника из общества как способа разрешения корпоративного конфликта.

Позитивной тенденцией можно назвать включение в п. 9 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019) разъяснения, согласно которому возможность исключения участника не зависит от того, можно ли устранить последствия действий (бездействия) участника без лишения нарушителя возможности участвовать в управлении обществом.

  • Основания исключения участника из общества

В результате обобщения сложившейся судебной практики арбитражных судов и ВС РФ было установлено, что наиболее типичные группы оснований для исключения участника из состава общества могут быть сгруппированы следующим образом:

  • Совершение участником общества действий, направленных на вывод активов из Общества

В деле № А62-6609/2015 основанием для исключения мажоритарного участника из общества послужили его действия, в том числе при осуществлении полномочий единоличного исполнительного органа, направленные на фактическую ликвидацию общества, отчуждение имущества общества аффилированным с ним лицам по заниженной стоимости, вывод имущества иным образом, что причинило обществу значительные убытки (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.07.2018 № Ф10-1919/2018 по делу № А62-6609/2015). Аналогичные основания были положены в основание иска об исключении участника в деле № А58-7748/2013 (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.11.2015 № Ф02-6182/2015 по делу № А58-7748/2013).

Совершение неправомерных действий по значительному (в 10 раз) уменьшению размера доли другого участника, а также отчуждение активов общества при отсутствии встречного предоставления было признано судом достаточным основанием для исключения участника из общества в деле № А56-46027/2013 (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.12.2014 по делу № А56-46027/2013).

В качестве существенного нарушения суды расценили и «сделки с заинтересованностью с аффилированной организацией без оплаты, что создало огромную кредиторскую задолженность» и «ряд сделок с аффилированными по отношению к обществу и ответчику лицами по распоряжению недвижимым имуществом общества по цене существенно заниженной по отношению к рыночной», а также заключение договоров займа без согласия участников общества (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.01.2013 по делу № А70-1915/2012, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.06.2017 № Ф09-1971/17 по делу № А60-33726/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.07.2018 № Ф09-3864/18 по делу № А60-42177/2017).

По обстоятельствам дела № А60-32673/2016 участник общества был исключен ввиду установления судом действий по выводу имущества общества на подконтрольные ему организации, по осуществлению конкурирующей деятельности, которые заведомо противоречили интересам общества, поскольку привели к уменьшению активов общества и причинению ему ущерба (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.02.2017 № Ф09-12294/16 по делу № А60-32673/2016).

В деле № А40-37097/17 основанием для исключения участника из общества явилась продажа недвижимости общества по заниженной цене и продажа объекта недвижимости, сдача в аренду которого была единственным источником дохода общества (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.04.2018 № Ф05-3363/2018 по делу № А40-37097/17).

В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 12.02.2018 № Ф09-8993/17 по делу № А50-9165/2017 были признаны обоснованными доводы истца о том, что ответчик была осведомлена о незаконности вывода из общества денежных средств в распоряжение лиц, подконтрольных и аффилированных ей, являлась непосредственным участником вывода принадлежащей обществу подстанции, могла предотвратить наступление неблагоприятных последствий для общества и другого участника, в частности досрочно прекратив полномочия директора общества, однако допустила бездействие со своей стороны и наступление ущерба для общества; заключение мнимых сделок, о которых она не могла не знать и исполнение которых она не предотвратила, позволило инициировать процедуру банкротства, которая повлечет за собой прекращение деятельности общества.

  • Совершение участником общества действий по захвату корпоративного контроля над обществом

По материалам дела № А70-14657/2014, дошедшего до Верховного Суда РФ (Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2016 № 304-ЭС15-18210 по делу № А70-14657/2014), ответчик (доля – 50 %) добился незаконного исключения соучредителя, после чего заключил ряд аффилированных сделок, одна из которых была совершена лишь с целью минимизировать финансовые риски лишь самого ответчика и связанных с ним лиц, включая его сына.

В качестве действий участника, направленных на захват корпоративного контроля и являющихся основанием для исключения участника из общества, судебная практика, в частности, расценивает направление в банк требования о блокировании расчётных счетов организации из-за корпоративного конфликта участников, обвинение руководителей организации в мошенничестве, из-за чего в период следствия у них были изъяты жёсткие диски и банковские ключи (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.07.2016 № Ф05-16727/2014 по делу № А40-56632/14), незаконное изготовление протокола общего собрания о смене директора общества и обращение в налоговый орган для внесения изменённых сведений в ЕГРЮЛ (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16.10.2014 по делу № А14-2470/2013), незаконное изготовление протоколов общих собраний с целью захвата корпоративного контроля (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29.10.2013 по делу № А62-8064/2012).

  • Осуществление конкурирующей деятельности

До принятия Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 суды, как правило, отклоняли иски об исключении, основанные на фактах осуществления участником конкурирующей деятельности в ущерб интересам общества, к примеру, на том, что участник незаконно использовал конфиденциальную информацию, создал общество, занимающееся аналогичными видами деятельности и имеющее аналогичное или созвучное фирменное наименование, использует коммерческие связи и информацию, полученную в процессе работы генеральным директором общества и пр., мотивируя это тем, что указанные действия не являются основанием для исключения участника из общества (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.11.2009 по делу № А56-51940/2008, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу № А33-14315/2009; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.05.2011 по делу № А79-6665/2010).

В п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 было приведено дело, в котором суды пришли к выводу о том, что ответчик своими действиями существенно затруднил деятельность общества с ограниченной ответственностью, поскольку распространял заведомо недостоверную информацию о ликвидации общества, направляя контрагентам общества письма с уведомлением о расторжении договоров, заключенных ими с обществом, и предложением заключить аналогичные договоры с конкурирующим обществом.

В п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 было закреплено, что осуществление конкурирующей деятельности, причинившее обществу существенный вред и (или) сделавшее невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднившее, является основанием для исключения участника из общества.

Под влиянием вышеуказанных разъяснений судебная практика коренным образом поменялась. Так, в Постановлении Арбитражного суда МО от 08.10.2014 по делу № А40-147068/13 основанием для исключения участника общества послужили, среди прочего, осуществление участником общества действий по незаконной регистрации на свое имя товарного знака, право на который принадлежало обществу, незаконное использование вышеуказанного товарного знака в интересах конкурента, разглашение конфиденциальной информации, распространение среди клиентов общества сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию общества.

В Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 07.02.2018 № Ф06-29567/2018 по делу № А55-10152/2013 суды пришли к выводу о том, что конкурирующая деятельность обществ, участником которых являлся ответчик, производилась недобросовестно, в том числе путем введения в заблуждение клиентов общества, что привело к дестабилизации хозяйственной деятельности общества и утрате доверия к нему множества клиентов, а также - к получению конкурирующими обществами денежных средств клиентов общества, предназначавшихся для оплаты оказываемых обществом услуг по ранее заключенным обществом с клиентами договорам, что свидетельствует о причинении ущерба обществу.

Одним из оснований для исключения участника общества в деле № А60-32673/2016 послужили действия участника, который после отмены выданных на его имя доверенностей прекратил работу по всем хозяйственным договорам общества, предложил уволиться всем работникам организации и устроиться во вновь созданную компанию, где он является единственным учредителем (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.02.2017 № Ф09-12294/16 по делу № А60-32673/2016).

  • Систематическое уклонение от участия в общих собраниях участников общества

В соответствии с п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать значимые хозяйственные решения по вопросам повестки дня общего собрания участников, является основанием для исключения участника из общества, если непринятие таких решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет.

При этом систематическая неявка участника общества на общие собрания может быть признана уклонением от участия в них только при доказанности соблюдения процедуры созыва и проведения общего собрания участников, в том числе факта надлежащего извещения участника о времени и месте проведения собрания (п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151, Постановление Арбитражного суда СЗО от 19.02.2020 по делу А56-113889/2018, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.11.2016 № Ф02-6313/2016 по делу № А10-7968/2015, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 07.09.2012 по делу № А65-857/2012, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.12.2018 № Ф09-7150/17 по делу № А60-12264/2017, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 04.09.2018 № Ф10-3433/2018 по делу № А83-16602/2017).

Надо сказать, что у судов нет единой позиции относительно того, является ли неучастие в двух общих собраниях систематическим уклонением от участия в общих собраниях участников ООО, которое может стать основанием для исключения. Так, в ряде случаев суды признают уклонение от участия в двух и более общих собраниях систематическим (Постановление Федерального Арбитражного суда Уральского округа от 11.08.2008 № Ф09-5673/08-С4 по делу № А76-26298/2007, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 30.05.2017 № Ф10-1486/2017 по делу № А84-3363/2016, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.04.2011 по делу № А32-10769/2010), в ряде случаев суды отмечают, что уклонение от участия в двух общих собраниях участников общества не является систематическим (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.01.2008 по делу № А43-32220/2006-5-720, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.06.2007 по делу № А43-19558/2006-5-368). При этом зачастую суды хотя и констатируют, что неучастия в двух и более общих собраниях достаточно для квалификации действий участника в качестве систематической неявки на общие собрания, тем не менее в иске об исключении по данному основанию с учетом всех обстоятельств дела, как правило, отказывают.

Судебная практика свидетельствует о том, что в основание иска об исключении должны быть положены не просто факты, свидетельствующие о неучастии участника в нескольких общих собраниях, а подтвержденные доказательствами доводы о том, что имело место именно систематическое уклонение участника от участия в собраниях, которое повлекло невозможность принятия обществом значимых управленческих решений, что причинило обществу значительный вред, сделало деятельность общества невозможной либо существенно ее затруднило.

При этом закон не устанавливает обязанности участника принимать участия в принятии всех без исключения корпоративных решений, связанных с управлением обществом. В силу абз. 3 п. 4 ст. 65.2 ГК РФ участник корпорации обязан участвовать в принятии лишь тех корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия таких решений.  Как следует из п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25, к таким решениям, в частности, относятся решения о назначении единоличного исполнительного органа или членов совета директоров, а также о внесении изменений в устав, если они требуются в соответствии с законом и без их внесения корпорация не сможет продолжать свою деятельность.

В 2016 году Верховный суд РФ признал допустимым исключение участника с долей 50 %, который был надлежаще извещён, но не принимал участия в общих собраниях, когда на них требовалось принятие единогласного решения по вопросам об утверждении новой редакции устава общества, избрания единоличного исполнительного органа общества и досрочного прекращения его полномочий (Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2016 № 305-ЭС15-18505 по делу № А40-80210/2013).

В Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 16.12.2003 по делу № А14-1145/03/34/29 суд исключил участника из общества, констатировав, что отказ от участия во внеочередных общих собраниях участников общества не позволяет принять решение о приведении учредительных документов в соответствие с требованиями ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 17.09.2008 № Ф09-6701/08-С4 по делу № А50-2072/2008-Г26 участник был исключен, поскольку не явился на собрания, лишив тем самым общество возможности принять решение по вопросу о внесении в учредительный договор изменений, связанных со смертью одного из участников и перераспределением его доли в уставном капитале, требующему единогласия всех участников общества.

В качестве ограничивающего применение этого критерия основания выступает наличие возможности второго участника самостоятельно принять требуемое решение/созвать общее собрание (Решение Арбитражного суда Свердловской области от 12.11.2013 по делу № А60-22278/2013, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.02.2013 по делу № А40-62971/12-57-591).

  • Голосование на общем собрании участников как основание для исключения

До принятия Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью» в судебной практике существовала позиция, согласно которой участник ООО не может быть исключен из общества по причине того, что он голосует определенным образом на общем собрании (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.04.2012 по делу № А11-6916/2011; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.11.2010 по делу № А43-42816/2009; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.04.2012 № Ф03-955/2012 по делу № А51-6541/2011; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.09.2010 по делу № А63-18706/2009, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.04.2010 № Ф09-3026/10-С4 по делу № А71-8729/2009; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12.12.2011 по делу № А62-1110/2011).

В соответствии с п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью» голосование участника на общем собрании участников общества с ограниченной ответственностью может являться основанием для исключения участника из общества только в тех случаях, когда такое голосование заведомо влекло значительные неблагоприятные последствия для общества.

Примечательно, что в обоих делах, которые приведены для иллюстрации позиции, отраженной в п. 5 Обзора, в иске об исключении участника по мотиву того или иного голосования на общем собрании было отказано. Так, суды отказали в удовлетворении требования об исключении участника, неоднократно голосовавшего на общем собрании против одобрения сделки, предлагавшейся истцом, поскольку истец не смог доказать, что несовершение спорной сделки было очевидно невыгодным для общества и уклонение ответчика от ее одобрения по этой причине было заведомо неправомерным. По обстоятельствам второго дела ответчик (обладатель доли 40% уставного капитала общества) на всех общих собраниях участников общества, проходивших в течение предшествующего подаче иска года, голосовал против избрания гражданина К. (истца и обладателя доли в размере 60% уставного капитала общества) в качестве единоличного исполнительного органа общества, при том, что в соответствии с уставом общества принятие решения по вопросу избрания единоличного исполнительного органа осуществляется единогласно. Суд кассационной инстанции, отказывая в удовлетворении иска, указал, что в данном случае причиной затруднений в деятельности общества стали разногласия истца и ответчика по вопросам управления обществом, а не только действия ответчика. Институт исключения участника из общества не может быть использован для разрешения конфликта между участниками общества, связанного с наличием у них разногласий по вопросам управления обществом, когда позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной.

В подавляющем большинстве случаев суды занимают позицию о том, что голосование участников ООО на общем собрании «против» по вопросам повестки дня об избрании органов управления общества не может являться основанием для исключения их из общества, если затруднения в деятельности общества связаны с конфликтом между участниками, когда позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.01.2019 № Ф06-41458/2018 по делу № А12-17390/2018, Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.07.2014 № Ф03-2960/2014 по делу № А51-22498/2013, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.06.2013 по делу № А40-113458/12-48-1058, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.05.2013 по делу № А52-3207/2012).

При осуществлении мониторинга правоприменения удалось найти только одно дело, в котором был удовлетворен иск об исключении участника, в основание которого было положено то или иное голосование участника по вопросам повестки дня общего собрания. Речь идет о деле, фабула которого приведена в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151: участники были исключены из общества, поскольку голосовали за одобрение крупной сделки по отчуждению недвижимого имущества общества – производственных корпусов, заведомо зная об убыточном характере сделки, заключение которой привело к тому, что общество лишилось возможности осуществлять свою основную деятельность.

  • Невнесение участником вкладов/дополнительных вкладов в уставный капитал общества

Как следует из п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151, неполная оплата участником общества с ограниченной ответственностью доли в уставном капитале общества не является основанием для исключения такого участника из общества в порядке, установленном статьей 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, поскольку в этом случае в качестве специального последствия бездействия участника законом предусмотрен переход неоплаченной части доли к обществу (пункт 3 статьи 16 Закона). Это разъяснение нашло довольно широкое применение на практике (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.01.2019 № Ф04-5491/2018 по делу № А75-3293/2018, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.05.2017 № Ф08-2648/2017 по делу № А53-7242/2015)

Отметим, что вышеобозначенную позицию ВАС РФ вряд ли стоит понимать буквально, ибо она посвящена исключительно вопросу невнесения участником общества вклада в уставный капитал общества при учреждении общества, в противном случае неосновательной была бы ссылка на п. 3 ст. 16 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью».

Из этого следует, что указанное разъяснение не отвечает на вопрос о том, может ли основанием исключения участника из общества являться невнесение участником дополнительного вклада в уставный капитал общества.

В судебной практике можно найти случаи, когда невнесение дополнительных вкладов в уставный капитал общества, как правило, в совокупности с иными недобросовестными действиями, направленными на причинение обществу вреда, являлось основанием для исключения участника из общества (например, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.05.2016 № Ф10-1260/2016 по делу № А68-3581/2015). Правда, встречаются и прямо противоположные позиции по указанному вопросу (например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.01.2017 № Ф05-20305/2016 по делу № А40-136830/16).

С позицией, отраженной в п.10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151, трудно согласиться еще и потому, что она основана на том, что санкция в виде исключения участника не применяется, поскольку для этого случая законом предусмотрено «специальное последствие». Если следовать такой логике, то тогда такой способ защиты, как исключение участника из общества, вообще никогда не должен применяться, поскольку даже в ситуации осуществления участником действий по выводу активов, что причиняет обществу ущерб, законом также предусмотрены иные последствия указанных действий в виде оспаривания сделок, взыскания убытков и пр., которые так же можно назвать «специальными» по отношению к институту исключения участника из общества: который представляет собой крайнюю, исключительную меру, на что неоднократно обращалось внимание в судебной практике.

В этом смысле представляется, что, несмотря на указанное выше разъяснение ВАС РФ и судебную практику по указанному вопросу, есть все основания для того, чтобы считать, что как неполная оплата вклада в уставный капитал при учреждении общества, так и последующее невнесение дополнительных вкладов в уставный капитал, если это привело к негативным последствиям для общества, потенциально может являться основанием для исключения участника из общества.

  • Обращения участника общества с ограниченной ответственностью в государственные органы, в том числе в правоохранительные или в суд, в связи с действиями (бездействием) общества, его органов управления или иных участников

С одной стороны, обращения участника в государственные органы и в суд являются реализацией права на защиту и не могут рассматриваться как основания для его исключения из общества.

С другой стороны, возникает вопрос, а не может ли быть применена санкция в виде исключения из общества в ситуации, когда все без исключения обращения участника в государственные органы (к примеру, о проведении тех или иных проверок налоговым органом, органами внутренних дел, пожарной инспекцией и пр.) и суд (например, об оспаривании сделок и корпоративных актов общества) были признаны необоснованными, а действия участника направлены исключительно на затруднение деятельности общества.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151, обращения участника в государственные органы, в том числе в правоохранительные или в суд, в связи с действиями (бездействием) общества, его органов управления или иных участников являются предусмотренными законом способами защиты его имущественных интересов, поэтому не могут являться основанием для исключения участника из общества даже в тех случаях, когда факты, изложенные в указанных обращениях, в дальнейшем не подтверждаются. Исключение могут составлять случаи, когда судом будет установлено, что участник знал или должен был знать, что при обращении в государственные органы с соответствующими требованиями и жалобами сообщает недостоверную информацию.

В Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 19.04.2019 № Ф06-45805/2019 по делу № А06-10191/2017 суды, удовлетворяя требования об исключении участника, пришли к выводу о том, что ответчик, обращаясь в правоохранительные органы, фактически сообщил недостоверную информацию; совершенные им действия (обращения в суд и государственные органы по обстоятельствам деятельности общества, содержащие недостоверную информацию о наличии нарушений прав участника в результате деятельности общества) повлекли за собой негативные для общества последствия в виде возникновения дополнительных затрат на защиту и восстановление прав и законных интересов общества.

  • Выплата исключенному участнику действительной стоимости доли

Судебная практика показывает, что практически неизбежно судебный спор, в котором истцу удалось добиться исключения ответчика из числа участников общества, сопровождает возбужденный впоследствии исключенным участником судебный спор о взыскании с общества действительной стоимости доли в уставном капитале (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2016 № Ф05-20377/2015 по делу № А41-43387/2014, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.04.2015 № Ф03-1158/2015 по делу № А51-25045/2013, Определение ВС РФ от 15.10.2015 № 303-ЭС15-9308 по делу № А51-25045/2013, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.08.2012 по делу № А32-10064/2011, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.11.2010 № Ф09-8873/10-С4 по делу № А76-39843/2009-3-953/38).

Это неудивительно, поскольку в соответствии с пп. 4 п. 7 ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» доля или часть доли переходит к обществу в момент вступления в законную силу решения суда об исключении участника из состава общества.  При этом согласно п. 8 ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество обязано выплатить действительную стоимость доли или части доли в уставном капитале общества либо выдать в натуре имущество такой же стоимости в течение одного года со дня перехода к обществу доли или части доли, если меньший срок не предусмотрен настоящим законом или уставом общества.

Из приведенных положений закона следует, во-первых, что вопрос выплаты исключенному участнику действительной стоимости доли не поставлен под контроль суда - расчет подлежащей выплате суммы осуществляет общество, что, разумеется, создает благодатную почву для злоупотреблений (при этом исключенный участник лишен возможности воспрепятствовать выводу активов, занижению их стоимости и пр.); во-вторых, исключенный из общества участник несет риск того, что может не получить действительную стоимость доли по причине, например, возбуждения процедуры банкротства в отношении общества (согласно ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения выплата действительной стоимости не допускается), ликвидации общества или того, что к моменту выплаты ему действительной стоимости доли величина чистых активов будет составлять отрицательную величину (Постановление Арбитражного суда СЗО от 22.08.2016 по делу № А13-9404/2015).

Интерес в этой связи вызывает аргументация Верховного Суда РФ в Определении от 06.08.2018 № 307-ЭС18-10458: в удовлетворении иска об исключении участника была отказано, среди прочего, потому, что требование об исключении ответчика из состава участников общества, находящегося в стадии банкротства - конкурсном производстве, заявлено при заведомой невозможности соблюсти предусмотренного законом условия о выплате исключенному участнику действительной стоимости его доли, а удовлетворение данного требования не приведет к восстановлению нормальной хозяйственной деятельности общества и устранению препятствий в осуществлении таковой. Аналогичная позиция содержится в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 22.03.2019 № Ф06-41316/2018 по делу № А57-1579/2018, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 14.11.2019 № Ф09-7612/19 по делу № А76-39371/2018.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что избранная законодателем модель выплаты исключенному участнику действительной стоимости доли крайне несовершенна, допускает возможность злоупотреблений, создает риск того, что исключенный участник не получит действительную стоимость принадлежавшей ему доли, что объективно нарушает его права, а потому должна быть изменена. Как представляется, правильным было бы выносить сразу решение суда об исключении участника из общества и о выплате ему действительной стоимости его доли, а значит, установление размера действительной стоимости доли участника, подлежащего исключению, должно устанавливаться судом, рассматривающим иск об исключении участника из общества. При этом целесообразно было бы установить в законе правило, согласно которому общество должно перечислить на депозитный счет суда сумму, эквивалентную размеру действительной стоимости доли подлежащего исключению участника, которая будет выплачена исключенному участнику в момент вступления в законную силу решения суда об исключении его из числа участников общества (используя по аналогии механизм, закрепленный в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 июня 1980 г. № 4 "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом" (в ред. от 21 декабря 1993 г.)). Это помогло бы унифицировать момент вступления в законную силу решения об исключении участника, момент утраты участником прав участия в обществе и момент получения исключенным участником действительной стоимости принадлежавшей ему доли.

  Список проанализированных судебных актов

 Верховный Суд РФ

  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»
  • Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019);
  • Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 1 за 2014 г. (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.12.2014);
  • Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 08.10.2014 № 306-ЭС14-14 по делу № А06-2044/2013;
  • Определение Верховного Суда РФ от 08.08.2018 № 310-ЭС18-10800 по делу № А84-2753/2017;
  • Определение Верховного Суда РФ от 06.08.2015 № 307-ЭС15-9820;
  • Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2016 № 305-ЭС15-18505 по делу № А40-80210/2013;
  • Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2016 № 304-ЭС15-18210 по делу № А70-14657/2014;
  • Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2015 № 305-ЭС15-2706 по делу № А40-56632/2014;
  • Определение Верховного Суда РФ от 15.10.2015 № 303-ЭС15-9308 по делу № А51-25045/2013;
  • Определение Верховного суда РФ от 06.08.2018 № 307-ЭС18-10458;

Высший арбитражный Суд РФ

  • Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»;
  • Определение Высшего арбитражного суда РФ от 05.08.2013 № ВАС-10100/13;
  • Определение Высшего арбитражного суда РФ от 20.02.2012 № ВАС-1159/12 по делу № А14-11423/2010/272/20;

Арбитражный суд Северо-Западного округа

  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.05.2015 № Ф07-2744/2015 по делу № А56-47995/2014;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.09.2018 по делу № А56-82716/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.12.2018 № Ф07-16379/2018 по делу № А56-70616/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.02.2013 по делу № А21-5562/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.11.2012 по делу № А21-764/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.04.2019 по делу № А56-71016/2018;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.12.2014 по делу № А56-46027/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.11.2009 по делу № А56-51940/2008;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.02.2020 по делу А56-113889/2018;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.05.2013 по делу № А52-3207/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.08.2016 по делу № А13-9404/2015;

Арбитражный суд Московского округа

  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.04.2012 по делу № А40-87404/11;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2012 по делу № А40-64403/11;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.11.2011 по делу № А41-29396/09;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.04.2018 № Ф05-3363/2018 по делу № А40-37097/17;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.07.2016 № Ф05-16727/2014 по делу № А40-56632/14;
  • Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 08.10.2014 по делу № А40-147068/13;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.02.2013 по делу № А40-62971/12-57-591;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.06.2013 по делу № А40-113458/12-48-105;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.01.2017 № Ф05-20305/2016 по делу № А40-136830/16;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2016 № Ф05-20377/2015 по делу № А41-43387/2014;

Арбитражный суд Уральского округа

  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.10.2012 по делу № А07-4658/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.05.2011 по делу № А76-35444/2009-24-1085/23;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.06.2017 № Ф09-1971/17 по делу № А60-33726/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.07.2018 № Ф09-3864/18 по делу № А60-42177/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.02.2017 № Ф09-12294/16 по делу № А60-32673/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12.02.2018 № Ф09-8993/17 по делу № А50-9165/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.02.2017 № Ф09-12294/16 по делу № А60-32673/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.12.2018 № Ф09-7150/17 по делу № А60-12264/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.08.2008 № Ф09-5673/08-С4 по делу № А76-26298/2007;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.09.2008 № Ф09-6701/08-С4 по делу № А50-2072/2008-Г26;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.04.2010 № Ф09-3026/10-С4 по делу № А71-8729/2009;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.11.2010 № Ф09-8873/10-С4 по делу № А76-39843/2009-3-953/38;
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.11.2019 № Ф09-7612/19 по делу № А76-39371/2018;

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.03.2011 по делу № А45-6502/2010;
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.03.2013 по делу № А03-16129/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.01.2013 по делу № А70-1915/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.01.2019 № Ф04-5491/2018 по делу № А75-3293/2018;

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.11.2007 № А58-6795/06-Ф02-8840/07 по делу № А58-6795/06;
  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.09.2019 по делу № А58-9840/2018;
  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.07.2014 по делу № А33-13811/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.09.2013 по делу № А33-16661/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.11.2015 № Ф02-6182/2015 по делу № А58-7748/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу № А33-14315/2009;
  • Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.11.2016 № Ф02-6313/2016 по делу № А10-7968/2015,

Арбитражный суд Волго-Вятского округа

  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.08.2007 по делу № А43-34416/2006-5-783;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.08.2017 № Ф01-3217/2017 по делу № А43-20450/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.07.2009 по делу № А29-9645/2008;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.05.2011 по делу № А79-6665/2010;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.01.2008 по делу № А43-32220/2006-5-720;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.06.2007 по делу № А43-19558/2006-5-368;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.04.2012 по делу № А11-6916/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.11.2010 по делу № А43-42816/2009;

Арбитражный суд Центрального округа

  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.07.2018 № Ф10-1919/2018 по делу № А62-6609/2015;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16.10.2014 по делу № А14-2470/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29.10.2013 по делу № А62-8064/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 04.09.2018 № Ф10-3433/2018 по делу № А83-16602/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 30.05.2017 № Ф10-1486/2017 по делу № А84-3363/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16.12.2003 по делу № А14-1145/03/34/29;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12.12.2011 по делу № А62-1110/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.05.2016 № Ф10-1260/2016 по делу № А68-3581/2015;

Арбитражный суд Поволжского округа

  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10.03.2005 № А06-1646У-4/04;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.06.2017 № Ф06-21530/2017 по делу № А49-5822/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.09.2015 № Ф06-308/2015 по делу № А55-27518/2014,
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.04.2012 по делу № А55-13277/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19.04.2019 № Ф06-45805/2019 по делу № А06-10191/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 07.02.2018 № Ф06-29567/2018 по делу № А55-10152/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 07.09.2012 по делу № А65-857/2012;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.01.2019 № Ф06-41458/2018 по делу № А12-17390/2018;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19.04.2019 № Ф06-45805/2019 по делу № А06-10191/2017;
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22.03.2019 № Ф06-41316/2018 по делу № А57-1579/2018;

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.04.2011 по делу № А32-10769/2010;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.09.2010 по делу № А63-18706/2009;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.05.2017 № Ф08-2648/2017 по делу № А53-7242/2015;
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.08.2012 по делу № А32-10064/2011;

Арбитражный суд Дальневосточного округа

  • Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.08.2017 № Ф03-3198/2017 по делу № А51-24956/2016;
  • Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.04.2012 № Ф03-955/2012 по делу № А51-6541/2011;
  • Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.07.2014 № Ф03-2960/2014 по делу № А51-22498/2013;
  • Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.04.2015 № Ф03-1158/2015 по делу № А51-25045/2013.

 

[1] Кузнецова Л.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // Вестник ВАС РФ. 2006. № 9. С. 6, Гутников О.В. Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография. М.: ИЗиСП, КОНТРАКТ, 2019. 488 с., Цепов Г.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью как принудительное расторжение "корпоративного контракта" // Вестник экономического правосудия РФ. 2017. № 10. С. 96 – 114

[2]Примечательно, что в большинстве других (помимо ООО) корпоративных организационно-правовых форм исключение осуществляется по решению общего собрания участников (либо наличие такого решения выступает одним из условий исключения), а в некоторых формах, как, например, в полном товариществе, судебная процедура исключения тем не менее предполагает, что все участники товарищества поддерживают соответствующее требование в суде (Кузнецов А.А. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. М.: Статут, 2014. 141 с.).

Прочитано 22 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вы здесь: Главная Юриспруденция Коммерческое право Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью