Эксперт СПбГУ: можно требовать исполнения только понятных законов

Ученые Санкт-Петербургского университета проанализировали, как суды оценивают доводы граждан о том, что закон был нарушен по причине его непонятности. Статья «Понятность текстов юридических документов: фикция или презумпция?» опубликована в Вестнике Санкт-Петербургского университета.

Авторы работы – декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов и аспирантка СПбГУ Кристина Тарасова – убеждены, что проблема непонятности правовых документов часто возникает на практике, но почти никогда не становится предметом внимания ученых-правоведов.

«Единого рецепта для решения ситуаций, когда участники юридических разбирательств ссылаются на непонимание смысла юридических документов как на юридически значимое обстоятельство пока нет, – рассказывает Сергей Белов. – В результате доказать, что гражданин действительно что-то не понимал, чаще всего можно только теоретически: суды отметают такие доводы, не объясняя, при каких условиях были бы готовы им поверить».

С одной стороны, право предполагает учет осознанности любых человеческих действий (установление волевого содержания играет существенную роль в правовой оценке как правомерных, так и противоправных поступков). Гражданская сделка может быть признана недействительной, если гражданин заблуждался относительно ее содержания, причем настолько, что не заключил бы сделку, если бы понимал ее смысл. Ответственность за преступление, например, за неуплату налога в крупном размере, наступает только при наличии умысла, т.е. если человек понимал смысл своих действий и их последствия.

С другой стороны, суды вынуждены учитывать, что ссылка на неосознанность действий может быть продиктована лишь стремлением избежать ответственности. Доказывать психическое отношение человека к его действиям чрезвычайно сложно, только по косвенным признакам в его поведении, не напрямую. К тому же отрицательные факты (то, что чего-то не было) непосредственно доказать невозможно – как и доказать, что гражданин не понимал смысла какого-то документа. Поэтому суды вынуждены скептически воспринимать доводы о непонимании, чаще всего отказываясь принимать их в расчет. Однако – и в этом состоит главный вывод, сделанный по итогам проведенного исследования, трудно – не значит невозможно. Вопрос лежит в плоскости поиска эффективных доказательств, поскольку все-таки совершенно игнорировать факт непонимания у судов нет оснований.

Непонимание правовых документов – довольно распространенная сегодня ситуация и большая социальная проблема. Понять многие юридические тексты обычному гражданину бывает очень трудно.

Юристы подчеркивают: причин для такого непонимания может быть несколько. Это может сказаться юридическая неграмотность человека или отсутствие у него социального опыта. Если гражданин не знает, в чем состоит экономическое содержание и смысл лизинга, то вопрос не описании только одного термина, но в объяснении в целом, что за ним стоит. Другая ситуация – когда разницу в способах расчета ежемесячного платежа по кредиту гражданин понимает, а вот термин «аннуитетный платеж» ему непонятен. В первом случае проблема системная – проблема уровня образования и правовой грамотности самого гражданина, составитель не может обеспечить понятность конкретного текста. Во втором случае проблема кроется в неэффективности выбранных средств коммуникации – законодатель не посчитал нужным изложить понятное в целом содержание в доступной форме. Именно вторая проблема возникает достаточно часто ввиду того, что юридический язык, хотя и представляет собой, как признают лингвисты, стиль литературного языка, обладает существенной спецификой, затрудняющей понимание таких текстов.

«Изложение содержания юридического документа сложным и непонятным “юридическим” языком зачастую порождает ситуации, когда не только ознакомления с документом, но простого владения языком, его грамматикой и общеупотребительной лексикой, для полного осознания своих прав, обязанностей и ответственности оказывается недостаточно», – подчеркивает Сергей Белов.

Испытывая сложности в доказывании непонимания, суды занимают формальную позицию – исходят из того, что ознакомление с юридическим документом одновременно означает и понимание его содержания. Суды рассуждают так: гражданин подписал протокол, договор, согласие, значит, он понял его содержание, иначе зачем было ставить свою подпись.

Тем не менее, пусть пока еще в относительно редких случаях, суды все-таки начинают признавать сложность понимания юридических документов и допускают возможность доказывания того, что конкретный юридический документ не был понят конкретным гражданином, и могут придать этому обстоятельству правовые последствия – например, признать, что в действиях гражданина не было противоправного умысла или что он действовал под влиянием заблуждения.

Эксперты уверены: понятность юридических документов можно рассматривать в качестве правовой презумпции. Это значит, что пока не будет доказано иного, считается, что любой гражданин понимал все тексты юридических документов, которые он имел возможность прочитать. Это касается любых законов – опубликование дает возможность каждому ознакомиться с их текстами, и любых документов, под которыми стоит подпись гражданина или есть другие доказательства, что гражданин этот текст видел. Доказать, что документ не был понят, в принципе возможно, но это требует значительных усилий. Поэтому каждому гражданину нужно задумываться, всегда ли ему понятен смысл того, под чем он ставит свою подпись.

Ссылки

Что нужно, чтобы русский язык стал государственным?

Эксперты СПбГУ: демократия невозможна без понятных законов

Эксперты СПбГУ: недопустимо, чтобы суды ссылались на «Википедию»

Вы здесь: Главная Новости Эксперт СПбГУ: можно требовать исполнения только понятных законов