Июнь 2019

28 октября 2019 Категория: 2019 год

Информация
о результатах мониторинга правоприменения
за июнь 2019 года

Трудовое право

Аналитический отчет по результатам анализа и обобщения
материалов правоприменительной практики о привлечении к административной ответственности за нарушения, предусмотренные ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ

Эксперты
к.ю.н. Сыченко Е.В., доцент юридического факультета СПбГУ
к.соц.н. Степанов А.М., ассистент социологического факультета СПбГУ

на основе:
• социологического исследования среди работодателей Санкт-Петербурга,
• анализа более 60 правоприменительных актов: судебных актов судов общей юрисдикции, арбитражных судов РФ, мировых судей.

Репрезентативные примеры: практика судов общей юрисдикции, арбитражных судов Российской Федерации за период с 2013 г. по 2018 г.
Правовой аспект: противоречие между правовыми актами, отсутствие единого толкования норм судами, пробелы в регулировании.

1. Обоснование выбора темы мониторинга

Оплата труда в Российской Федерации продолжает оставаться одной из наиболее проблемных сфер общественных отношений. Как показывает анализ протестов и стоп-акций, проведенных работниками в период с 2013 по 2017 году, процент протестов, связанный с невыплатой заработной платы растет с каждым годом и достиг в 2017 году 58%. По данным Росстата на 1 января 2019г. суммарная задолженность по заработной плате в России составила 267 146 тысяч рублей. Данные отчетов Государственной инспекции труда (далее ГИТ) позволяют сделать вывод о том, что около трети всех правонарушений в сфере труда являются нарушениями, связанными с выплатой заработной платы.
В 2016 в КОАП были внесены изменения с целью повышения административных штрафов за подобные нарушения. В 2018 году в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона, предлагающего дальнейшее ужесточение ответственности за невыплату заработной платы. Несмотря на то, что тема невыплат заработной платы является чрезвычайно актуальной для российского общества к решению ее необходимо подходить комплексно, без популистских рывков в сторону ужесточения ответственности, обеспечив баланс интересов организации, работников и государства.
В связи с этим, членами группы экспертов по мониторингу правоприменения в области привлечения к административной ответственности по ч.6 ст. 5.27 КоАП РФ было проведено социологическое исследование информированности работодателей Санкт-Петербурга об этих мерах ответственности, а также об иных мерах ответственности, предусмотренных законодательством за нарушения в области оплаты труда. В рамках социологического исследования нами также были поставлены перед респондентами (200 представителей топ менеджмента санкт-петербургских организаций и предприятий) вопросы об их оценке эффективности уголовно-правовой, административной и материальной ответственности за невыплату заработной платы.
Результат социологического исследования, проведенного Степановым Александром Михайловичем, к. соц. н., ассистентом кафедры социального анализа и математических методов СПбГУ, показал, что 78% опрошенных работодателей заявили о своем знании мер административной ответственности за нарушения трудового законодательства в области оплаты труда. Незнание этих мер продемонстрировали чуть более 1/5 (22%) опрошенных. При этом уровень осведомленности о мерах административной ответственности меняется в зависимости от организационно-правовой формы организации. Так, абсолютное знание мер административной ответственности показали представители топ-менеджмента акционерных обществ и публичных акционерных обществ, руководители обществ с ограниченной ответственностью показали результат 72%. Среди индивидуальных предпринимателей и руководителей организаций с другими организационно-правовыми формами это доля снижается до 50% и 40% соответственно.
Несмотря на в целом достаточно высокий уровень осведомленности о мерах административной ответственности за задержку/невыплату заработной платы, эффективность таких мер наши респонденты оценили по-разному. Так, примерно половина участников опроса (48%) считают существующие меры административной ответственности «очень эффективными» с точки зрения профилактики нарушений в области оплаты труда, треть опрошенных (32%) сошлись во мнении, что те суммы штрафов, которые фигурируют в Административном кодексе РФ, являются недостаточными и, по их мнению, неэффективными. При этом 6% наших респондентов высказали мнение, что существующие размеры штрафов «завышены и их выплата ставит под угрозу деятельность организации». Также участники опроса разошлись во мнении о целесообразности ужесточения мер административной ответственности за невыплату/задержку выплаты заработной платы. Согласно полученным данным, 42% опрошенных считают, что это приведет к снижению количества подобных нарушений, обратного мнения придерживаются 54% респондентов.
Большинство опрошенных (50%) считают, что случаи задержки или невыплаты заработной платы происходят достаточно часто, часть из респондентов отметила, что несвоевременная оплата труда – это «норма ведения бизнеса», а 2% респондентов отметили, что задержки/невыплаты заработной платы «сегодня в Санкт-Петербурге носят массовый характер». При этом, помимо значительной доли организаций, где были зафиксированы случаи задержки выплаты заработной платы или ее части (44% респондентов), показательным является тот факт, что в подавляющем большинстве случаев работники, чьи права были нарушены не обращаются в государственные органы для регистрации нарушений, а также не обращаются к работодателю с требованием о выплате денежной компенсации. Согласно полученным данным, по этой причине в 82% случаев, когда нарушение имело место, на организацию/должностное лицо не было наложено административной ответственности.
Данные, полученные в результате социологического исследования, были положены нами в основу анализа применения норм об административной ответственности за нарушения в области оплаты труда. Целью данного мониторинга стало обнаружение пробелов и/или противоречий в нормативном регулировании, недостатков правоприменительной практики, снижающих эффективность воздействия норм на субъектов трудового права, в том случае, когда граждане обращаются за защитой своего права в Государственную инспекцию труда.
В первой части экспертного заключения будут рассмотрены некоторые проблемы, связанные с определением состава нарушений в области оплаты труда и проведением границы между составом ч. 6 ст. 5.27 КоАП и составом преступления, предусмотренным ст. 145.1 УК РФ, а также приведен общий обзор дел об обжаловании постановлений ГИТ по нарушениям ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ (1). Во второй части предметом анализа будет проблема применения мер административной ответственности за невыплату заработной платы к конкурсным управляющим и коллизия норм ТК РФ и Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) в понимании российских судов (2). В третьей части будут выявлены проблемы правоприменения в области прекращения административного производства в связи с возбуждением уголовного дела (3). В заключительной части мы рассмотрим вопрос об определении количества правонарушений допущенных работодателем при невыплате заработной платы и иных выплат более чем одному работнику (4).
1. Проблема определения состава административного правонарушения, предусмотренный ч. 6 ст. 5.27 КОАП РФ
Как уже было отмечено выше ст. 5.27 КоАП РФ была дополнена в 2016 году двумя частями: часть 6 и часть 7. Часть 6 ввела новый состав административного правонарушения –«невыплата или неполная выплата в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо установление заработной платы в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством». Часть 7 предусматривает ответственность за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 6, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение. До указанных изменений нарушения в области труда подпадали под состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1 ст. 5.27 – «Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права». Анализ изменений приводит к выводу, что ужесточение коснулось в большей степени должностных лиц, в отношении которых сумма минимального размера штрафа выросла с одной тысячи до 10, максимальный размер - с 5 до 25. За нарушение ч. 6 ст. 5.27 лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение штрафы выросли для всех лиц.
Обратимся к анализу состава данного правонарушения: невыплата или неполная выплата в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо установление заработной платы в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством.
1.1. Срок выплаты
Срок выплаты заработной платы устанавливается трудовым договором или коллективным договором или локальными нормативными актами работодателя, срок выплат иных выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений устанавливается соответствующими нормами законодательства, коллективным договором, актами работодателя.
Предусмотренные коллективным договором или актами работодателя сроки выплаты не должны нарушать право работника на получение заработной 2 раза в месяц, предусмотренное ст. 136 ТК РФ. Работодатель может улучшить положение работника по сравнению с нормами, предусмотренными в законодательстве и выплачивать заработную плату чаще, чем два раза в месяц или до наступления сроков, предусмотренных в локальных нормативных актах. В таком случае нормы ч. 6 ст. 5.27 не нарушаются. Этот очевидный вывод был сделан Василеостровским районным судом города Санкт-Петербурга при отмене постановления ГИТ о привлечении к административной ответственности организации за выплату раньше срока.
1.2. Установление природы отношений
В составе ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ указаны выплаты, осуществляемые в связи с трудовыми отношениями. Данная формулировка означает, что для привлечения к ответственности необходимо установить, что между потерпевшим и нарушителем были именно трудовые отношения. Таким доказательством может служить трудовой договор, фактический допуск к работе , а также решение суда о признании трудовыми отношений, возникших на основании гражданско-правового договора. Если Государственная инспекция труда имеет полномочие устанавливать факт допущения работника к работе, то признание гражданско-правого договора трудовым относится к исключительной компетенции судов (ст. 19.1 ТК РФ). Следовательно, при обнаружении фактов невыплаты лицам, с которыми заключен гражданско-правовой договор об оказании услуг, и установления фактической трудоправовой природы отношений Государственная инспекция труда должна обратиться в суд с заявлением о признании таких отношений трудовыми (в случае отказа работодателя сделать это добровольно на основании заявления работника или предписания ГИТ). Решение суда послужит основанием для дальнейшего привлечения работодателя к ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ. Привлечение к административной ответственности до установления судом факта трудовых отношений приведет к отмене судом постановлений о привлечении к административной ответственности, поскольку согласно ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, а факт возникновения трудовых отношений на основании гражданско-правового договора в надлежащем порядке не установлен.

1.3. Виды нарушений
1.3.1. Согласно ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ административной ответственности подлежат лица, не выплатившие в установленный срок заработной платы, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Уголовная ответственность за нарушения в области оплаты труда предусмотрена ст. 145.1 УК РФ. Для наглядности сопоставим тексты соответствующих статей УК РФ и КоАП РФ в таблице:

Состав административного правонарушения
Ст. 5.27 КоАП РФ Состав преступления
Ст. 145.1 УК РФ Признаки состава преступления, отсутствующие в составе административного проступка
Ч.6 Невыплата или неполная выплата в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо установление заработной платы в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством Часть 1. Частичная невыплата свыше трех месяцев заработной платы, .. и иных установленных законом выплат, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации, работодателем - физическим лицом, руководителем филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации;
Часть 2. Полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы, … и иных установленных законом выплат или выплата заработной платы свыше двух месяцев в размере ниже установленного федеральным законом МРОТ, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации, работодателем - физическим лицом, руководителем филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, -
.
1.Мотив:
корыстной или иной личной заинтересованности
2. Указание на специального субъекта
3. Установление срока невыплаты
– 3 месяца
4. Установление размера невыплаченной суммы -осуществление платежа в размере менее половины подлежащей выплате суммы.
5. Полная невыплата и выплата в размере ниже МРОТ установленного на федеральном уровне выделена квалифицированным составом и карается в случае нарушения в течение более 2 месяцев;

 

Исходя из данных этой таблицы, можно сделать вывод о том, что ключевыми различиями будет выступать мотив – как признак субъективной стороны преступления, срок невыплаты (от 3 месяцев или 2 в случае полной невыплаты), определение понятия «частичной невыплаты» как невыплаты в размере не менее 50%.
Под другими выплатами, осуществляемыми в рамках трудовых отношений, понимаются, в частности, отпускные (ст. 136 ТК РФ), компенсация за неиспользованный отпуск (ст. 126 ТК РФ), выплата компенсации в связи с нарушением срока выплаты заработной платы (ст.236 ТК РФ), выходного пособия (ст. 178 ТК РФ) , среднего месячного заработка на период трудоустройства , пособия по временной нетрудоспособности , пособия по беременности и родам а также премии и надбавки.
Интересное дело, касающееся ответственности за невыплату премий и надбавок было рассмотрено Забайкальским краевым судом. В рамках этого дела обжаловалось решение нижестоящего суда об отмене постановления инспектора ГИТ о привлечении государственного учреждения к административной ответственности в виде штрафа за невыплату работнику премии и надбавки. Суд посчитал необходимым определить каким правовым актом установлена такая выплата и пришел к интересному выводу о том, что доказательств, свидетельствующих о невыплате надбавки, суду не было представлено. При этом надбавка за классность в размере 10% была установлена приказом о приеме на работу, который имелся в деле, однако суд отметил, что в трудовом договоре указанная надбавка не установлена и трудовым законодательством не предусмотрена. На этом основании был сделан вывод о том, что государственное учреждение было необоснованно привлечено к административной ответственности за данное нарушение так как законных оснований для установления надбавки за классность не имелось. Суд удивительным образом проигнорировал волю работодателя, установившего надбавку в приказе о приеме на работу. Согласно ст. 57 ТК РФ условия оплаты труда (в том числе размер надбавки) являются обязательными для включения в трудовой договор. Если при заключении трудового договора в него не были включены какие-либо обязательные условия, то трудовой договор должен быть дополнен недостающими условиями.
Следовательно, за указанием надбавки в приказе о приеме на работу должно было последовать отражение данного условия в трудовом договоре. Невключение данного условия в трудовой договор является нарушением нормы ст. 57 ТК РФ и образует самостоятельный состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1 ст. 5.27 КоАП. Отсутствие указания на надбавку в трудовом договоре не может интерпретироваться судом как освобождение работодателя от выплаты данной надбавки, поскольку он уже выразил свою волю на ее установление в отношении конкретного работника.
При анализе обстоятельств невыплаты премии, также послужившей основанием наложения административного штрафа по ч. 6 ст. 5.27 КоАП, суд посчитал, что невыплаченная премия была ошибочно начислена работнику, следовательно, обязанность по ее оплате не возникла у работодателя. Основанием такого вывода послужили положения Коллективного договора, на основании которого «премия может быть не начислена, если работник уволился до истечения премируемого периода». В данном деле премия была начислена, т.е. работодатель выразил свою волю премировать работника несмотря на увольнение до истечения указанного периода, и такое решение допускалось нормами коллективного договора. Тем не менее суд принял решение о том, что обязанность по оплате не возникла.
Данное решение свидетельствует о неправильном применении судом норм трудового права при рассмотрении дела об обжаловании решений об отмене постановления ГИТ об ответственности за невыплату заработной платы. Такие ошибки могут привести к значительным сложностям доказывания работником наличия задолженности при рассмотрения дела о взыскании невыплаченных сумм в гражданско-процессуальном порядке, ведь согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 г. решение судьи по делу об административном правонарушении может иметь преюдициальный характер при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).
1.3.2. Самостоятельным нарушением ч. 6 ст. 5.27 КоАП является установление заработной платы в размере ниже, чем предусмотрено трудовым законодательством. Состав данного правонарушения присутствует при выплате заработной платы ниже установленного законом минимального размера оплаты труда , а также заработной платы в размере менее предусмотренного Региональным соглашением о минимальной заработной плате.
Отдельно стоит отметить, что есть дела о привлечении к административной ответственности за невключение районных коэффициентов при исчислении минимального размера оплаты труда. Вопрос об исчислении минимального размера оплаты труда в случаях работы в местности с особыми климатическими условиями очень долгое время был дискуссионным и даже противоречивым. Верховный суд РФ высказал мнение о том, что право работника на повышенный размер оплаты труда в связи с осуществлением трудовой деятельности в местности с особыми климатическими условиями не нарушается при установлении ему заработной платы, в состав которой включается районный коэффициент (коэффициент) и процентная надбавка, соответствующей минимальному размеру оплаты труда, определенному федеральным законом. И только благодаря Постановлению Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 № 38-П данный вопрос стал решаться однозначно в пользу работников: МРОТ должен был повышен на размер соответствующего коэффициента при работе в местности с особыми климатическими условиями, а несоблюдение данной нормы влечет административную ответственность по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ.
1.4. Установление вины
В делах о нарушении ч. 6 ст. 5.27 КоАП необходимо установить наличие задолженности по заработной плате или иным выплатам, а также вину юридического лица или должностного лица в несвоевременной или неполной выплате. Cогласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ вина считается доказанной, если будет установлено, что у лица имелась возможность для соблюдения законодательства об оплате труда, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. В судебной практике не признаются обстоятельствами, исключающими ответственность юридического лица, трудное финансовое положение организации, отсутствие денежных средств в связи с несвоевременностью оплаты контрагентами или отсутствие бюджетных средств.
Возможность применения ответственности к юридическому лицу не связывается с необходимостью доказывания ненадлежащего выполнения должностных обязанностей лицами, в чьи обязанности входит начисление и выплата заработной платы. При этом в деле о привлечении юридического лица к ответственности за невыплату заработной платы непосредственно руководителю суд, отменяя постановление ГИТ, указал, что, учитывая руководящие функции потерпевшего, применение мер административной ответственности к юридическому лицу возможно только после установления выполнения директором своих должностных обязанностей, объем и характер принятых им мер к своевременному и полному получению причитающихся ему выплат.
Должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. Вина должностного лица также как и юридического лица выражается в том, что имелась возможность для соблюдения норм о выплате заработной платы, но данным лицом не были приняты все зависящие от нее меры по их соблюдению.
Таким образом, суды правильно исходят из презумпции того, что ведение деятельности организацией, будь то коммерческой или некоммерческой, должно сопровождаться возможностью оплачивать труд работников. Отсутствие такой возможности, за исключением ситуаций, вызванных объективно непреодолимыми или непредвиденными обстоятельствами, находящимися вне контроля названного юридического лица, при соблюдении той степени добросовестности, которая требовалась от него в целях соблюдения сроков выплаты заработной платы работнику при увольнении, уже составляет нарушение норм КоАП РФ. Стоит отметить, что среди 60 дел об обжаловании постановления ГИТ по ч.6 ст. 5.27 КоАП РФ, было более 10 дел, в которых суд бы установил отсутствие вины юридического лица. Эти дела объединяет одно обстоятельство- они были возбуждены против юридического лица находящегося в процессе банкротства, следовательно, порядок погашения задолженности, в т.ч. перед работниками, регулировался Законом о банкротстве, предусматривающем определенную очередность таких выплат. В следующей части эти судебные акты будут рассмотрены подробней. На наш взгляд, применение судами норм трудового права в таких делах чрезвычайно противоречиво и ведет зачастую к безнаказанности юридических лиц и арбитражных управляющих за просрочку выплаты заработной платы.
2. Применение норм об административной ответственности за невыплату заработной платы к конкурсным управляющим и юридическим лицам-банкротам
Фигура конкурсного управляющего – ключевая в процессе конкурсного производства, поскольку он является единоличным руководителем организации, он отвечает за реализацию ее имущества и выплату задолженности. Последствия введения конкурсного производства определены в ст. 136 Закона о банкротстве, и они исключают ведение нормальной хозяйственной деятельности. В связи с этим ст. 109 Закона о банкротстве предусмотрена специальная обязанность конкурсного управляющего уведомлять работников должника о предстоящем увольнении не позднее чем в течение месяца с даты введения конкурсного производства. Таким образом, одна из первых задач конкурсного управляющего – это расторжение трудовых договоров с целью прекращения роста задолженности по заработной плате. Стоит подчеркнуть, что обязанности по расчетам в кредиторами также возложены на конкурсного управляющего, а не ликвидируемое юридическое лица. В этой связи наиболее правильным представляется практика привлечения именно этого должностного лица к ответственности за невыплату заработной платы.
Рассмотрение судами дел о привлечении конкурсных управляющих к административной ответственности за невыплату заработной платы отличается особыми противоречиями и, на наш взгляд, свидетельствуют о неправильном понимании природы отношений между конкурсным управляющим и работниками организации-банкрота. Анализ 20 дел об обжаловании конкурсными управляющими постановлений ГИТ о нарушении ч. 6 ст. 5.27 КоАП позволил выявить общую тенденцию отмены постановления ГИТ и прекращении производства по делу судами(18 дел из 20) . Основанием для принятия такого решения при аналогичных обстоятельствах дел были два исключающих друг друга обстоятельства: отсутствие субъекта нарушения или отсутствие другого элемента состава – вины в совершении правонарушения.
В первом случае суды приходят к выводу о том, что конкурсный управляющий не может быть признан субъектом нарушения норм о выплате заработной платы, поскольку «отношения между работником предприятия и конкурсным управляющим связаны с исполнением им специальных полномочий и регулируются нормами законодательства о банкротстве», а работники предприятия является кредиторами должника, следовательно, по мнению судов, «несвоевременная выплата заработной платы конкурсным управляющим в процессе конкурсного производства непосредственно не обусловлена нарушением трудовых отношений».
Вывод об отсутствии вины конкурсного управляющего, как правило, основывается на аналогичных аргументах о том, что «конкурсный управляющий при осуществлении своей деятельности действует в пределах специальных полномочий, определенных Законом о банкротстве, а не ТК РФ». Лишь в одном деле суд вместо констатации факта нераспространения на конкурсных управляющих норм Трудового кодекса РФ (что является очевидных нарушением норм материального права) указывает на то, что конкурсным управляющим предпринимались необходимые меры в целях соблюдения прав работников предприятия на своевременное получение заработной платы, что свидетельствовало о надлежащем исполнении им обязанностей.
Интересно отметить, что как в судебных актах, которыми было признано отсутствие субъекта правонарушения, так и в актах установивших отсутствие вины, суды ссылаются на практику бывшего ВАС РФ. В частности, на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.01.2006 № 11838/05 и Определение ВАС РФ от 06.10.2008 № 12137/08. В данном Постановлении Президиум ВАС РФ прямо указал, что конкурсный управляющий является субъектом ответственности за нарушение законодательства о труде и охране труда, предусмотренной частью 1 статьи 5.27 КоАП РФ (в 2006 году нарушения сроков оплаты труда преследовались на основании этой части ст. 5.27 КоАП РФ). Удивительном образом суды, ссылающиеся на данное постановление в своих актах приходят к обратному выводу. Причиной же неправильного применения норм трудового права, на наш взгляд, является Определение ВАС РФ от 06.10.2008 № 12137/08 и нежелание судами проводить самостоятельный анализ обстоятельств дела с целью определения того, насколько конкурсный управляющий добросовестно выполнял свои обязанности. В этом определении ВС РФ указал следующее:
«Следует согласиться с судебными инстанциями, обоснованно указавшими на то, что несвоевременная выплата заработной платы конкурсным управляющим в процессе конкурсного производства непосредственно не обусловлена нарушением трудовых отношений. По смыслу названных законоположений Андреев А.А.(конкурсный управляющий в деле, рассмотренном ВАС РФ в порядке надзора - прим. Сыченко Е.В.) не является субъектом ответственности, предусмотренной статьей 5.27 КоАП РФ, поскольку отношения между работниками предприятия и конкурсным управляющим связаны с исполнением полномочий последним и регулируются нормами законодательства о банкротстве. В данном случае работники предприятия являются кредиторами должника».
Текст, выделенный здесь курсивом, легко узнаваем во всех судебных актах, которыми было признано незаконным применение административной ответственности к конкурсным управляющих в связи с отсутствием субъекта, вины или состава правонарушения.
Постановлением Верховного Суда РФ от 26.03.2015 N 306-АД14-7827 судья ВС РФ также выразила мнение о том, что поскольку частью 1 статьи 5.27 КоАП РФ установлена ответственность исключительно за нарушение законодательства о труде, а отношения между работниками и конкурсным управляющим регулируются Законом о банкротстве, то суды пришли к обоснованному выводу о том, что в рассматриваемом случае (наложение штрафа на конкурсного управляющего за невыплату заработной платы – прим. Сыченко Е.В.) конкурсный управляющий не может рассматриваться как субъект ответственности.
При этом интересно отметить, что в практике арбитражных судов по рассмотрению заявлений работников о включении требования о выплате заработной платы в реестр требований кредиторов можно встретить следующее утверждение: «Выплата задолженности по заработной плате является прямой обязанностью арбитражного управляющего, неисполнение которой влечет привлечение к административной ответственности, предусмотренной ст. 5.27 КоАП РФ».
Проведенный выше анализ позволяет определить устойчивую тенденцию копирования судами мнения ВАС РФ, высказанную в 2006 году, о невозможности привлечения конкурсного управляющего к ответственности за нарушение, предусмотренное ч.6 ст. 5.27 КоАП РФ. При этом, согласно практике некоторых судов невыплата заработной платы не образует нарушения Закона о банкротстве, а является нарушением трудового законодательства, следовательно, конкурсный управляющий должен подлежать ответственности на основании ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ.
Анализ подхода российский судов к определению возможности привлечения конкурсного управляющего к ответственности за невыплату заработной платы позволяет сделать вывод о том, ошибка ВАС РФ в квалификации отношений между конкурсными управляющим и работниками как не имеющими трудоправовую природу, создала ситуацию, в которой конкурсный управляющий, не выплачивающий заработную плату работникам, не принимающий мер к расторжению трудовых договоров, может не выплачивать заработную плату работникам и не будет подлежать ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ.
Полагаем, что такой подход к проблеме со стороны высших судов является ошибочным. Согласно ст. 11 ТК РФ все работодатели (физические лица и юридические лица, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности) в трудовых отношениях обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Введение процедур банкротства в отношении работодателя не ведет к прекращению действия норм трудового права в отношении как самой организации, так и лиц, представляющих работодателя, т.е. арбитражных управляющих. При этом, действительно, Законом о банкротстве предусматривается специальная процедура как выплаты задолженности по заработной платы, так и выплаты текущей заработной платы работникам, продолжающим трудовую деятельность после даты принятия заявления о признании должника банкротом (ст. 5, 134, 136 Закон о банкротстве).
Наличие этой специальной процедуры не означает, что работодатель не должен выплачивать заработную плату два раз месяц, а означает лишь, что он может не подлежать административной ответственности за такую неуплату, в связи с отсутствием вины. В отличие от многих судов , мы полагаем, что отсутствие вины не может быть обосновано лишь наличием специального порядка выплаты задолженности по заработной плате в процессе банкротства. Необходимо установить, что конкурсный управляющий добросовестно выполнял свои обязанности, предусмотренные как трудовым законодательством, так и Закон о банкротстве. В частности, что им были приняты меры для увольнения работников в связи с ликвидацией предприятия, было реализовано имущество, были распределены средства, полученные от реализации этого имущества для погашения задолженности в порядке очередности. Ни в одном из рассмотренных дел об отмене постановления ГИТ о привлечении конкурсного управляющего к ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ судами не были проанализированы все указанные выше обстоятельства, которые являются ключевыми для определения вины конкурсного управляющего в невыплате заработной платы. В одном деле, например, несмотря на то, что задолженность перед работниками увеличилась за один месяц с 955 469, 32 руб., до 5 546 768,63 руб. судом не был исследован вопрос о добросовестном выполнении обязанностей арбитражного управляющего. В другом деле об отсутствии оплаты 398 работникам за три месяца, следующих за признанием организации банкротом, этот вопрос также был не исследован.
Стоит отметить, что анализ судебных актов, принятых в 2018 году по делам об обжаловании постановлений ГИТ об ответственности за невыплату заработной платы в организациях, признанных банкротами, субъектами ответственности в большинстве дел были сами юридические лица. Видимо, такое изменение стало реакцией ГИТ на сложившуюся практику отмены постановлений ГИТ в отношении конкурсных управляющих.
Такой подход, однако, не изменил общей картины отмены постановлений ГИТ в связи с отсутствием состава правонарушения. Суды общей юрисдикции во всех делах, кроме одного, также цитировали указанные выше позиции ВАС РФ десятилетней давности и отменяли постановления ГИТ на том основании, что выплата задолженности по заработной плате осуществляется в рамках законодательства о банкротстве, а не в рамках трудовых отношений. Анализа возможности выплаты заработной платы и соблюдения порядка выплаты задолженности судами не проводилось.
В одном деле суд, напротив, оставил в силе постановление ГИТ о привлечении организации-банкрота к ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ, посчитав, что введение процедур банкротства не является основанием для освобождения работодателя от выплаты заработной платы сотрудникам. Суд установил, что обязанность принять меры к недопущению несвоевременных выплат заработной платы возложена на ООО «СпецРСУ-3», что, соответственно, не освобождает юридическое лицо от ответственности при их несоблюдении.
Полагаем, что оба варианта ошибочны и свидетельствуют о неправильном понимании соотношения норм трудового права и законодательства о банкротстве.
Из всех изученных судебных актов лишь в одном деле суды (Арбитражный суд Вологодской области и Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд) более внимательно подошли к анализу обстоятельств дела. В частности, ими были указано на необходимость установления следующих фактов в деле о наложении мер административной ответственности за невыплату заработной платы на конкурсного управляющего: была ли в период образования задолженности по заработной плате задолженность перед кредиторами первой очереди по текущим платежам; выплачивались ли текущие платежи другим кредиторам второй очереди. В связи с непредставлением конкурсным управляющим данных о наличии задолженности кредиторам первой очереди, а также в связи с доказанной выплатой премий работникам некоторых подразделений суды посчитали, что объективные препятствия для выплаты задолженности по заработной плате у конкурсного управляющего отсутствовали. Вина конкурсного управляющего выразилась в том, что он мог и должен был предпринять меры для соблюдения вышеуказанных требований законодательства при прекращении трудового договора, направленных на защиту трудовых прав работников.
Таким образом, и арбитражный суд Вологодской области и Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в 2014 году признали возможность привлечения конкурсного управляющего к ответственности за нарушение норм трудового законодательства об оплате труда, правильно определили круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения данной категории дел. Удивительно, что всего через год после принятия этих судебных актов в том же арбитражном суде, но другим судьей и в другом деле отменяется постановление ГИТ о привлечении ВНЕШНЕГО управляющего к ответственности по ст. 5.27 со знакомой мотивировкой (стоит отметить, что «конкурсный управляющий» действительно упомянутый в данном Определении ВС РФ был заменен на «внешнего управляющего»): «Внешний управляющий не является субъектом ответственности, предусмотренной статьей 5.27 КоАП РФ». В данном деле внешний управляющий был оштрафован ГИТ в связи с тем, что заработная плата 415 работникам выплачивалась несвоевременно, имелась задолженность по выплатам в размере 8 257 124,47 руб. Согласно ст. 94, 95 Закона о банкротстве после введения процедуры внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам, но он не распространяется на требования о взыскании задолженности по заработной и текущие платежи. Арбитражный суд в данном деле не стал анализировать обстоятельства дела с точки зрения возможности погашения задолженности и определения добросовестности поведения внешнего управляющего. Вывод о том, что внешний управляющий не может быть субъектом ответственности за невыплату заработной платы позволяет этим лицам почувствовать свою безнаказанность, де-факто создает «касту» руководителей, на которых не распространяются нормы трудового законодательства об оплате труда.
В данном контексте стоит рассмотреть одно дело, пересмотренное в порядке надзора ВС РФ в 2018 году. Оно непосредственно не связано с применением административной ответственности к организациям-банкротам и конкурсным управляющим, но Определение , принятое Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ, позволяет понять соотношение норм Закона о банкротстве и норм ТК РФ об оплате труда, а также те акценты, которые должны ставиться судами при рассмотрении дел, связанных с выплатой заработной платы в организациях-банкротах.
В рамках данного дела, начатого в 2009 году, работники организации-банкрота обратились в арбитражный суд с жалобой на бездействие конкурсного управляющего, выразившиеся в неначислении процентов на сумму своевременно невыплаченной работникам должника текущей заработной платы. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении жалобы, поскольку выплата процентов в отношение текущих платежей по заработной плате не предусмотрена Законом о банкротстве. ВС РФ отменил акты нижестоящих судов, отметив, что необходимо осуществлять выплату процентов за задержку текущей заработной платы на основании ст. 236 ТК РФ.
Здесь можно привести параллель с рассмотренными выше судебными актами об отмене постановлений ГИТ о привлечении организаций-банкротов (конкурсных управляющих) к ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ, в которых суды указывали на невозможность применения норм трудового права об оплате труда к отношениям между организацией-банкротом и работниками. Именно поэтому очень важен подход ВС РФ, который подчеркнул обратное.
3. Проблемы правоприменения в области прекращения административного производства в связи с возбуждением уголовного дела
В части 1.1. настоящей работы нами были рассмотрены отличия между составом административного правонарушения и составом преступления, предусмотренным ст. 145.1 УК РФ, к одному из основных отличий был отнесен мотив преступления – корыстная или иная личная заинтересованность. Согласно ч. 6 ст. 5.27 лицо подлежит административной ответственности в случае, если его деяние не образует состава преступления. В практике можно обнаружить дела об отмене судами постановления ГИТ о привлечении должностного лица к ответственности за невыплату заработной платы на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с возбуждением уголовного дела.
Нормы о прекращении дела об административном нарушении в связи с возбуждением уголовного дела обоснованы правовым принципом однократности ответственности за одно нарушение. На практике, однако, может сложиться ситуация, когда лицо, в отношении которого прекратили уголовное дело по нереабилитирующему основанию, не будет подлежать административной ответственности даже при наличии в его действиях состава правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ.
Согласно ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении. Следовательно, прекращение производства по делу об административном правонарушении исключает возможность дальнейшего расследования в случае прекращения уголовного дела. КоАП РФ не предусматривает возможности возобновления административного производства по вновь открывшимся обстоятельствам.
В РФ нет официальной базы данных о количестве возбужденных дел по ст. 145.1 УК РФ, есть лишь статистика судебного департамента ВС РФ о делах, рассмотренных судами по данной статье. Исходя из этих данных в первом полугодии 2018 года в России было осуждено по ч.1 и ч. 2 ст. 145.1 УК РФ 114 человек, в отношении 524 человек уголовное дело было прекращено не по причине отсутствия состава, события преступления, непричастности к преступлению. Следовательно, потенциально часть из этих 524 человек могла избежать административной ответственности за невыплату заработной платы, если до возбуждения уголовного дела дело об административном правонарушении было в отношении них прекращено по п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.
В этом контексте показательно одно дело: Ростовским областным судом было отменено постановление ГИТ о наложении штрафа на генерального директора предприятия в связи с возбуждением уголовного дела. Основанием наложения штрафа была невыплата заработной платы и иных выплат с мая по ноябрь 2016 года в общем размере 35 485 786 руб. Уголовное дело было прекращено в отношении генерального директора в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности в ноябре 2018 года. В результате, лицо, факт невыплаты которым причитающейся работникам за полгода заработной платы был установлен мировым судьей, избежал как уголовной, так и административной ответственности за свои противоправные действия.
Трудно определить, насколько исключительным является данное дело, поскольку в открытом доступе есть далеко не все судебные акты и зачастую их систематизация в базах не позволяет найти иные, имеющие отношения к факту неуплаты заработной платы, акты, принятые в процессе уголовного или административного производства. Однозначно можно сказать, что повторение ситуаций безнаказанности в силу наличия пробела в административном праве неизбежно.
Согласно мнению некоторых авторов, для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно установить наличие данных об объективной стороне преступления, подтверждающих наличие события преступления. Следовательно, для возбуждения уголовного дела по ст. 145.1 УК РФ будет достаточно тех же доказательств противоправного поведения должностного лица, которые были положены в основу административного производства, а корыстный мотив может быть установлен в процессе расследования. Недоказанность корыстного мотива приведет к прекращению уголовного дела и невозможности привлечения лица к административной ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ, если дело об этом правонарушении уже было прекращено в связи с возбуждением уголовного дела.
Полагаем, что для обеспечения эффективной реализации принципа неотвратимости наказания необходимо внести изменения в КоАП РФ, предусмотрев возможность возобновления производства по делу об административном нарушении, прекращенном в связи с возбуждением уголовного дела, которое в дальнейшем было прекращено, а также рассмотреть возможность приостановления течения срока давности привлечения к административной ответственности в период расследования уголовного дела.

4. Определение количества правонарушений, допущенных работодателем при невыплате заработной платы и иных выплат более чем одному работнику
Изученная судебная практика позволяет сделать вывод о том, что ГИТ и судами неоднозначно и зачастую противоречиво решается вопрос об определении количества правонарушений, совершенных работодателем (его должностным лицом) при невыплате заработной платы более чем одному работнику. В подавляющем большинстве обжалуемых постановлений ГИТ невыплата не только заработной платы, но и других выплат, вне зависимости от количества потерпевших работников, рассматривается как одно нарушение ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ. Например, одним нарушением посчитана невыплата заработной платы 2591 работнику в сумме 31,5 миллион рублей и назначен штраф в минимальном размере. Одним нарушением считается также невыплата компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, произошедшие в один период времени с невыплатой заработной платы нескольким (или даже сотням) работников. В практике можно обнаружить судебные акты, которыми отменялись Постановления ГИТ о наложении штрафа за невыплату заработной платы отдельным работникам в связи с тем, что ранее уже был наложен штраф за невыплату заработной платы другим работникам в этот период. Основанием для отмены служила норма ст. 4.5 КоАП РФ о том, что никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.
Возникает вопрос: как определить правонарушение, предусмотренное ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ. Исходя из нормы ст. 2.1 КоАП РФ административное правонарушение – это противоправное, виновное действие или бездействие физического или юридического лица, за которое законодательством установлена административная ответственность. Ч. 6 ст. 5.27 КоАП определяет нарушение как невыплату тех выплат, которые осуществляются в рамках трудовых отношений. Трудовые отношения определяются ст. Ст. 15 ТК РФ как отношения между одним работником и работодателем, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции. Анализ этих норм позволяет сделать вывод о том, что невыплата каждому работнику образует отдельный состав правонарушения по ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ. Согласно ч. 1 ст. 4.4 КоАП РФ административное наказание должно быть назначено за каждое совершенное административное правонарушение
Подтверждение этой точки зрения можно найти в практике ВС РФ и в единичных решениях нижестоящих судов. ВС РФ признал неверным решение нижестоящего суда о том, что все, выявленные в ходе проверки нарушения законодательства о труде в соответствии с диспозицией части 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, образуют один состав административного правонарушения, предусмотренного данной нормой, независимо от количества выявленных нарушений. ВС РФ посчитал, что данные выводы основаны на неправильном толковании положений КоАП РФ, поскольку каждый из выявленных в результате проведенной проверки фактов нарушения законодательства о труде образует самостоятельный состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.27 КоАП РФ.
Такой подход наиболее соответствует целям административного наказания и задачам законодательства об административных правонарушениях, таким как охрана прав человека и предупреждение административных правонарушений (ст. 1.1. и ст. 3.1. КоАП РФ). Стоит также отметить, что ст. ст. 4.1 и 5.27 КоАП РФ не предусматривают количество пострадавших лиц в качестве отягчающего наказание обстоятельства, что также может свидетельствовать о том, что по замыслу законодателя невыплата заработной платы в отношение каждого работника является самостоятельным правонарушением.
Заключение
В рамках настоящего мониторинга было рассмотрено 67 судебных актов по делам об обжаловании постановлений ГИТ о наложении административного наказания за правонарушение, предусмотренное ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ и о применении административной ответственности к должностным лицам юридического лица. Из общего числа изученных судебных актов 3 было принято ВС РФ, 16 - арбитражными судами, 23 – областными, краевыми и республиканскими судами, 24- районными судами, 1 – мировым судьей.
Практика обжалования постановлений ГИТ рассмотрена в следующих субъектах Российской Федерации: Астраханская область, Мурманская область, Ставропольский край, Ростовская область, Забайкальский край, Республики Коми, Вологодская область, Новосибирская область, Республика Ингушетия, Хабаровский край, Челябинская область, Карачаево-Черкесская Республика, Алтайский край, Самарская область, Брянская область, Новгородская область, Санкт-Петербург, Кировская область, Курская область, Пермский край, Ямало-Ненецкий автономный округ, Удмуртская Республика, Красноярский край, Республика Карелия, Самарская область, Республика Мордовия, Волгоградская область, Забайкальский край, Ленинградская область, Архангельская область, всего 30 субъектов РФ.
В представленной ниже табличке представлены данные о количестве дел, принятых в период с 2013 по 2018 год из общего количества рассмотренных в настоящем мониторинге судебных актов.
Рассмотрены в 2018 году 2017 году 2016
году 2015
году 2014
году 2013
году
46 4 3 4 6 4
Итого: 67

Социологический опрос работодателей позволил выявить проблему информированности малого бизнеса о нормах, предусматривающих ответственность за невыплату заработной платы, а также низкий уровень обращений граждан в ГИТ в случае нарушения из права на своевременную выплату заработной платы.
На основании экспертного анализа судебных актов можно утверждать, что нами выявлены сложившиеся как минимум в течение последних 5 лет и характерные для значительной части территории России проблемы правоприменения, которые можно обобщить следующим образом:
- неправильное понимание судами соотношения норм Закона о банкротстве и ТК РФ при отмене постановлений ГИТ о наложении штрафа за невыплату заработной платы в отношении организации-банкрота и конкурсного управляющего, которое может быть устранено при помощи разъяснения Верховного суда РФ;
- невозможность возобновления производства по делу об административном правонарушении в случае его прекращения в связи с возбуждением уголовного дела и последующим прекращением уголовного дела по нереабилитирующим обстоятельствам, которое может быть устранено путем внесения поправок в КоАП РФ, допускающих такое возобновление в связи с вновь открывшимися обстоятельствами;
- противоречивость судебной практики о привлечении к административной ответственности на основании ч. 6 ст. 5.27 КоАП РФ в случае невыплаты нескольким работникам, которая может быть устранена при помощи разъяснения Верховного суда РФ.
Список рассмотренных судебных актов:

1. Постановление одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2014 г. по делу N А55-12714/2014;
2. Решение от 3 сентября 2013 г. по делу № А63-6863/2013 Арбитражный суд Ставропольского края (АС Ставропольского края);
3. Постановление мирового судьи судебного участка № 7 Шахтинского судебного района Ростовской области от 19.12.2016
4. Решение № 2-297/2018 2-297/2018~М-253/2018 М-253/2018 от 3 июля 2018 г. по делу № 2-297/2018 Сретенский районный суд (Забайкальский край);
5. Решение от 1 августа 2013 г. по делу № А06-3657/2013 Арбитражный суд Астраханской области (АС Астраханской области)
6. Решение от 5 августа 2013 г. по делу № А42-3818/2013 Арбитражный суд Мурманской области (АС Мурманской области);
7. Решение от 29 октября 2013 г. по делу № А29-6400/2013 Арбитражный суд Республики Коми (АС Республики Коми);
8. Постановление Верховного Суда РФ от 15 августа 2014 г. N 60-АД14-16
9. Постановление от 22 сентября 2014 г. по делу № А55-12714/2014 Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд (11 ААС);
10. Постановление от 29 октября 2014 г. по делу № А13-7380/2014 Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд;
11. Решение от 1 августа 2014 г. по делу № А13-7380/2014 Арбитражный суд Вологодской области.
12. Постановление от 17 ноября 2014 г. по делу № А55-16151/2014 Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд (11 ААС);
13. Решение от 16 января 2015 г. по делу № А18-785/2014 Арбитражный суд Республики Ингушетия (АС Республики Ингушетия);
14. Решение от 27 февраля 2015 г. по делу № А45-26341/2014 Арбитражный суд Новосибирской области (АС Новосибирской области);
15. Постановление от 14 апреля 2015 г. по делу № А18-785/2014 Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд;
16. Решение от 10 августа 2015 г. по делу № А13-8238/2015 Арбитражный суд Вологодской области (АС Вологодской области)
17. Решение № 12-223/2016 от 25 августа 2016 г. по делу № 12-223/2016 Кировский районный суд г. Хабаровска (Хабаровский край);
18. Определение Верховного Суда РФ от 19.09.2016 № 51-КГ16-10.
19. Решение № 12-49/2017 от 17 апреля 2017 г. по делу № 12-49/2017 Ленинский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область)
20. Решение от 25 сентября 2017 г. по делу № А73-11628/2017 Арбитражный суд Хабаровского края (АС Хабаровского края);
21. Решение от 19 октября 2017 г. по делу № А25-1532/2017 Арбитражный суд Карачаево-Черкесской Республики (АС)
22. Постановление от 27 ноября 2017 г. по делу № А73-11628/2017 Арбитражный суд Хабаровского края (АС Хабаровского края)
23. Решение № 12-3/2018 12-365/2017 от 2 февраля 2018 г. по делу № 12-3/2018 Рубцовский городской суд (Алтайский край)
24. Решение № 12-52/2018 от 5 февраля 2018 г. по делу № 12-52/2018 Сызранский городской суд (Самарская область);
25. Решение № 12-53/2018 от 14 февраля 2018 г. по делу № 12-53/2018 Рубцовский городской суд (Алтайский край);
26. Решение № 12-16/2018 от 19 февраля 2018 г. по делу № 12-16/2018 Трубчевский районный суд (Брянская область)
27. Решение № 12-794/2018 от 14 марта 2018 г. по делу № 12-794/2018 Краснодарский краевой суд (Краснодарский край)
28. Решение № 7-442/2018 от 15 марта 2018 г. по делу № 7-442/2018 Челябинский областной суд (Челябинская область)
29. Решение № 7-73/2018 от 3 апреля 2018 г. по делу № 7-73/2018 Новгородский областной суд (Новгородская область).
30. Решение № 21-89/2018 от 26 апреля 2018 г. по делу № 21-89/2018 Брянский областной суд (Брянская область)
31. Решение № 12-90/2018 от 3 мая 2018 г. по делу № 12-90/2018 Заельцовский районный суд г. Новосибирска (Новосибирская область);
32. Решение № 12-143/2018 от 8 мая 2018 г. по делу № 12-143/2018 Рубцовский городской суд (Алтайский край)
33. Решение № 12-48/2018 12-713/2017 от 10 мая 2018 г. по делу № 12-48/2018 Красногвардейский районный суд (Город Санкт-Петербург);
34. Решение № 12-85/2018 от 14 мая 2018 г. по делу № 12-85/2018 (Самарская область)
35. Решение № 12-35/2018 от 15 мая 2018 г. по делу № 12-35/2018 Юрьянский районный суд (Кировская область)
36. Решение № 12-13/2018 от 16 мая 2018 г. по делу № 12-13/2018 Трубчевский районный суд (Брянская область);
37. Решение № 12-121/2018 от 18 мая 2018 г. по делу № 12-121/2018 Дзержинский районный суд (Город Санкт-Петербург)
38. Постановление № 4А-475/2018 от 21 мая 2018 г. по делу № 4А-475/2018 Ростовский областной суд (Ростовская область);
39. Решение № 12-308/2018 от 22 мая 2018 г. по делу № 12-308/2018 Ленинский районный суд г. Курска (Курская область );
40. Решение № 12-218/2018 от 24 мая 2018 г. по делу № 12-218/2018 Дзержинский районный суд г. Перми (Пермский край)
41. Решение № 12-212/17 7-673/2018 от 29 мая 2018 г. по делу № 7-673/2018 Санкт-Петербургский городской суд (Город Санкт-Петербург);
42. Решение № 12-119/2018 от 9 июня 2018 г. по делу № 12-119/2018 Новоуренгойский городской суд
43. Решение № 12-335/2018 от 19 июня 2018 г. по делу № 12-335/2018 Октябрьский районный суд г. Ижевска (Удмуртская Республика)
44. Решение № 12-189/2018 от 20 июня 2018 г. по делу № 12-189/2018 Свердловский районный суд г. Красноярска (Красноярский край);
45. Определение Верховного Суда РФ от 21.06.2018 N 306-ЭС16-14132(3) по делу N А55-31819/2009
46. Решение № 21-858/2018 от 26 июня 2018 г. по делу № 21-858/2018 Самарский областной суд (Самарская область). В
47. Решение № 12-189/2018 от 27 июня 2018 г. по делу № 12-189/2018 Василеостровским районным судом города Санкт-Петербурга.
48. Решение № 12-470/2018 от 28 июня 2018 г. по делу № 12-470/2018 Петрозаводский городской суд (Республика Карелия)
49. Решение № 12-151/2018 от 30 июля 2018 г. по делу № 12-151/2018 Чусовской городской суд (Пермский край).
50. Решение № 12-58/2018 от 30 июля 2018 г. по делу № 12-58/2018 Павловский районный суд (Алтайский край);
51. Постановление № 4А-141/2018 от 6 августа 2018 г. по делу № 4А-141/2018 Верховный Суд Республики Мордовия (Республика Мордовия)
52. Решение № 21-844/2018 от 9 августа 2018 г. по делу № 21-844/2018 Приморский краевой суд (Приморский край).
53. Решение № 21-198/2018 от 10 августа 2018 г. по делу № 21-198/2018 ( Мурманский областной суд (Мурманская область)
54. Решение № 21-199/2018 от 13 августа 2018 г. по делу № 21-199/2018 Мурманский областной суд (Мурманская область);
55. Решение № 21-321/2018 7-21-321/2018 от 13 августа 2018 г. по делу № 21-321/2018 Забайкальский краевой суд (Забайкальский край);
56. Решение № 21-761/2018 7-1322/2018 от 13 августа 2018 г. по делу № 21-761/2018 Пермский краевой суд (Пермский край)
57. Постановление № 4А-339/2018 от 13 августа 2018 г. по делу № 4А-339/2018 Астраханский областной суд (Астраханская область);
58. Решение № 21-199/2018 от 13 августа 2018 г. по делу № 21-199/2018 Мурманский областной суд (Мурманская область);
59. Решение № 21-321/2018 7-21-321/2018 от 13 августа 2018 г. по делу № 21-321/2018 Забайкальский краевой суд (Забайкальский край);
60. Решение № 07-845/2018 от 14 августа 2018 г. по делу № 07-845/2018 Волгоградский областной суд (Волгоградская область);
61. Решение № 21-890/2018 7-21-890/2018 от 15 августа 2018 г. по делу № 21-890/2018 Приморский краевой суд (Приморский край).
62. Решение № 12-49/2018 от 7 июня 2018 г. по делу № 12-49/2018 Киришский городской суд (Ленинградская область).
63. Решение № 7-310/2018 от 20 августа 2018 г. по делу № 7-310/2018 Верховный Суд Удмуртской Республики (Удмуртская Республика)
64. Решение № 21-340/2018 7-21-340/2018 от 27 августа 2018 г. по делу № 21-340/2018 Забайкальский краевой суд (Забайкальский край)
65. Решение № 7-143/2018 от 27 августа 2018 г. по делу № 7-143/2018 Новгородский областной суд (Новгородская область)
66. Решение № 7Р-552/2018 от 28 августа 2018 г. по делу № 7Р-552/2018 Архангельский областной суд (Архангельская область)
67. Решение № 2-287/2018 2-287/2018 от 5 июня 2018 г. Курагинский районный суд (Красноярский край)

 

Руководитель экспертной группы, Белов С.А.
к.ю.н., доцент

 

Другие материалы в этой категории: « Май 2019 Июль 2019 »